Развивая внимание, память, мышление, вы развиваете интуицию!
Проект «Go-Ra»
Изучение факторов, влияющих на качество решений, принимаемых
в условиях неопределенности.

Поисковый режим. История.

В данном видео показано выполнение учебного задания по поиску иголки на участке в 6 соток, а затем и в помещении. Модель для выполнения поисковой задачи уже создана и откалибрована  на другом занятии. Сдавала зачет Ольга Мазурец. Преподаватель-тренер проекта GO-RA заслуженный мастер спорта по тайскому боксу С.И.Слипченко.

Как проходят занятия по калибровке моделей для поисковых режимов. Что такое калибровка? Подробнее.

История тренировок поисковых режимов в проекте GO-RA.

1988. Свердловск. "Спичечный коробок на футбольном поле".
Итак, нам объявляют, что необходимо найти на футбольном поле, спрятанный спичечный коробок. Нас группа около 10 человек. Практически не сговариваясь начинам бродить по футбольному полю внимательно рассматривая каждую пядь земли. Кто-то, чтобы было лучше видно, начинает ползти на четвереньках. Очень быстро доходит, что для того, чтобы осмотреть таким образом футбольное поле, понадобится значительное время. И нам ничего не остается, как привлечь на помощь воображение (фантазии).

Буду рассказывать о своей модели и своих действиях. Я встал на пересечение боковой и средней линии поля лицом вдоль поля, и дал себе установку: по мере того как я буду очень медленно поворачиваться, сканируя пространство, в тот момент, когда я окажусь повернутым в направлении, где спрятан коробок, я почувствую (смогу ощутить), изменения (какую-то разницу) в своих ощущениях в теле.
К моему удивлению, сначала я ничего не ощущал, а через некоторое время, достигнув определенного угла поворота, ощутил что-то почти неуловимое. Проверил себя еще раз – вроде что-то ощущается, но это «что-то» было крайне слабым, почти незаметным. Потом пришло осознание, что геометрия здесь не поможет, т.к. надо поменять точку сканирования и еще раз «стрельнуть» - еще раз просканировать пространство. К тому же никаких подручных материалов, например, мешочка с мелом, у нас с собой не было. Если бы у меня был мешочек с мелом, то определив направление, я мог бы просто пойти вперед, а за мной бы оставался след от мела (или муки), а затем просканировал бы пространство еще раз. Там, где две линии пересеклись, можно искать искомый коробок уже опустившись на колени. Но ничего подходящего для этих целей, что могло бы помочь проверить свои фантазии, у нас с собой не было. Поэтому еще раз определил направление, а затем дал себе другую установку:  сейчас я пойду вперед. По мере того, как я буду приближаться к цели, я буду все сильнее ощущать в своем теле какие-то изменения. После этого я пошел. К моему удивлению в какой-то момент меня стало ощутимо потряхивать, а через несколько шагов эти ощущения исчезли. Начинаю двигаться назад, ощущения появляются и нарастают, а затем опять исчезают. Выдвигаю предположение: возможно, когда я приближаюсь к месту, где находится моя цель (спичечный коробок), ощущения нарастают, когда начинаю удаляться, то ощущения идут на убыль. Так оно и происходило. Определив место, где сигналы были максимальными, остановился, открыл глаза, и уже с открытыми глазами нашел коробок.

1988. Свердловск. «Кирпич и лошадь».

В следующий выезд на природу, мы сначала искали кирпич на поляне в лесу. У нас не было с собой ни рамок, ни маятника. Искали вживую, т.е. это было повторение предыдущего занятия, а затем, Сергей Голдобин снова спрятал кирпич, а нам выдал листочки в клеточку, на которых была схематически обозначена поляна. Необходимо было показать клеточку, где находится кирпич. Ходить по поляне было нельзя. Так как задания не повторялись, опять пришлось придумывать новую модель. Я вспомнил, как лошади трясут головой: по вертикали, как будто кивают и соглашаются с тобой, либо в стороны, когда трясут гривой, но скорее так делают собаки, когда отряхиваются от воды. Все остальное было очень просто. Я стал задавать вопросы воображаемой лошади: кирпич спрятан в этом столбце? И смотрел, как она будет двигать головой – как будто кивает, соглашаясь со мной, или трясет из стороны в сторону, как будто говоря, нет. Мы понимаем, что лошади не разговаривают, по крайней мере, я такого ни разу слышал и не видел, но как лошади трясут головой, видел многократно у бабушки в деревне. Сначала шли однотипные «ответы», а затем, когда я уже начал сомневаться, в ответ на мой вопрос воображаемая лошадь кивнула утвердительно. Перепроверил, т.е. задал вопрос еще раз. «Ответ» был точно таким же. И к моему удивлению подсказки воображаемой лошади оказались правильными.

Ключевой вопрос: "откуда лошадь знала о том, где спрятан кирпич"? Некоторые догадливые семинаристы уверенно давали на него ответ: лошадь была где-то рядом и видела, как Сергей Голдобин прятал кирпич. Уточняю – лошади рядом не было. Лошадь была из моего детского воспоминания. Тогда вопрос звучит еще более странно: "откуда лошадь из прошлого могла знать, где спрятан кирпич в настоящем времени"? Теперь самое интересное. Почему я использовал именно такую модель? После траекторного управления стало понятно, что нужно использовать модели, в которых присутствует полимодальность, а это значит, что обязательно есть кинестетика: ощущения, запахи, вкус, а не только образы. Я совершенно «случайно» вспомнил реальный случай с лошадью, который в свою очередь, был связан с большими эмоциями. В детстве, когда я жил в деревне у бабушки (Челябинская область, д. Каменушка, рядом с озером Иткуль), к ее сыну, который был кузнецом, частенько приводили лошадей, чтобы он подковал их. Мои двоюродные брат и сестра очень любили такие моменты, т.к. подковав лошадь, отец разрешал им прокатиться верхом на лошади. Для них это была настоящая радость. В этот день, который я вспомнил, все было точно так же. Привели лошадь, дядя Петя быстро справился с работой, а потом решили и меня приобщить к маленьким детским радостям, доступным моим брату и сестре – меня посадили верхом на лошадь, которая была даже без седла, и решили прокатить. Мне это очень не понравилось. Во-первых, очень высоко. Во-вторых, крайне не устойчиво. Я очень сильно и очень громко попросил снять меня с лошади, и поставить на твердую землю. Вывод: это событие оставило в моей памяти неизгладимый след.

Метафорическое описание модели "Лошадь". Каждый человек - это "приемник" и "передатчик", но достаточно малой мощности.

Сергей, когда прятал кирпич, сам того не желая, излучал в пространство информацию о том, что он видел и ощущал. Назовем эту информацию - «папой». Замечу, что любое событие оставляет в мозге человека след, но до следов, оставшихся после высокоэмоциональных событий, мы иногда можем «достучаться». След о событиях прошлого, связанный с лошадьми (когда я видел, как лошадь трясет головой, или меня пытались покатать на лошади), - назовем «мамой». Когда я задаю, лошади из моего прошлого, вопрос о том, где спрятан кирпич, то я организую тем самым взаимодействие между процессами в моем мозге и процессами в мозге Сергея Голдобина.(см. "Квантовая запутанность" между людьми).  
Сейчас уже многое понятно про идеомоторные реакции нашего тела. Движения рамки и маятника - это примеры таких реакций. Но качается не маятник сам по себе: процессы в мозге приводят к незаметным для сознания мышечным сокращениям. Чтобы сделать их более заметными и нужны технические приспособления. Тем более, что их представлять и ощущать не надо - они в руке, а вот концентрироваться на вопросе и ответе (изменениях) необходимо - вопрос свяжет процессы в мозге с процессами внешними, а ответ (результат взаимодействия) даст подсказку (расшифровку).
С помощью метафоры про «папу, маму и ребенка», итог этого эксперимента объяснить не так уж и сложно. Из своего личного опыта мы знаем, отчего на свет появляются дети.  Сначала папа и мама взаимодействуют, затем они оба изменяются, причем мама изменяется заметнее, а потом на свет появляется ребенок, который похож на родителей.

Рассмотрим процессы, происходящие в мозге эксперта и оператора, с позиций нейрофизиологии. Когда мы вспоминаем полимодальное событие прошлого, то в определенных нейронных структурах мозга (теменная область, височные доли, лобные доли мозга и др.) начинается согласованный автоволновой процесс – там начинается электрохимический процесс -  движение ионов натрия и калия, а в синапсах перемещаются нейропептиды. Движение ионов натрия и калия приводит к возникновению обычных физических полей. Это называется нервно-психическим процессом. Когда Сергей прятал кирпич, то в его мозге шел нервно-психический процесс, т.к. он видел, ощущал этот кирпич, а значит и "пылил" этой информацией. Назовем этот процесс "мамой".  Как минимум в оперативной памяти об этом событии остаются следы. «Папа» - процесс в моем мозге – это модель – полимодальное воспоминание о событии из прошлого, связанного с лошадью. «Ребенок» - это кивки воображаемой лошади, т.е. изменения в модели. Одни движения означают - да, другие движения - нет. Они возникают, когда я задавал вопрос о том, где спрятан кирпич (в этом столбце, в этой строчке?). Таким образом, я связывал два процесса, а само взаимодействие происходило на полевом уровне
Модель "Лошадь" - примитивная модель, но она отвечала всем признакам полимодальности, что является необходимым условием для эффективной работы в условиях неопределенности.  
См.: тесты "Столото"  и "История предмета",  "Двойное связывание". См. "Примеры снов и и их расшифровки".

Скептикам, которые не верят в существование электромагнитных полей, в то, что с их помощью можно передавать информацию (сообщения), потому что их нельзя потрогать, можно только посоветовать не верить и в работоспособность самых разнообразных гаджетов, т.к. там тоже не видно полей. Либо надо признать тех, кто их создает - магами и колдунами.

Надеюсь, алгоритм понятен? Эта модель (принцип) оказалась рабочей. В дальнейшем я читал отчеты ребят из нашей группы, которые работали над этой же задачей. Приведу всего лишь два примера.
Первый. Я представил себя футбольным вратарем на этом поле. В руках у меня мяч. Я дал себе установку. Сейчас я разбегусь и пну мяч с закрытыми глазами, а потом открою глаза, и посмотрю, куда он опустится. Он должен опуститься там, где находится моя цель. К сожалению, модель оказалась нерабочей.
Второй. Я привел на поле свою собачку Жучку и отпустил ее погулять. Дал себе установку. Там, где Жучка, присядет, чтобы сделать свои дела, там и будет находиться объект моего поиска. К сожалению, модель оказалась не рабочей.
Ключевой момент: надо не просто картинки рассматривать, надо быть внутри события, Это означает, что их необходимо вспоминать ассоциировано, полимодально.

1990. Свердловск. Дворец молодежи.  «Контрамарка и свободное место».

После апрельского семинара в Ростове-на-Дону летим на Иссык-Куль через Свердловск. На Иссык-Куле семинар уже начался, поэтому мы решили с Алексеем Хрычевым  сделать небольшую остановку, тем более, что и билетов у нас еще не было. В эти дни как раз проходил XV фестиваль Весна УПИ.  Решил навестить ребят из оргкомитета фестиваля. Тут и выяснилось, что завтра будет встреча четырех команд КВН: Донецк, Новосибирск, Томск, Свердловск (УПИ), но билетов на эту встречу уже не было – все давно разошлись. В резерве осталось лишь несколько контрамарок, но они были без мест, т.е. сидеть можно было только в том случае, если будут свободные места.  Если какой-то владелец  билета просто не придет на концерт. «Ты бы раньше предупредил, мы, конечно же, оставили бы для тебя билетик» - говорили ребята.  Спасибо и на этом. 

Понимая, что будет аншлаг, решил прийти пораньше, чтобы попытаться определить счастливое место. В предыдущую Весну УПИ в 1988  году мы проводили в этом Дворце Молодежи, конкурс «Мисс Фестиваля Весна УПИ XIV, я знал, что в зале 1200 мест. Пришел заранее – с большим запасом по времени, но в зале уже было несколько десятков человек, может быть, таких  же  «контрамарочников», как и я.  Подошел к самой сцене, встал посередине. Просканировал пространство. Вроде левая треть зала.  Но зал заполнялся прямо на глазах. Ходить вдоль рядов, останавливаться напротив каждого ряда, идти вперед, потом снова возвращаться – вся эта суета привлекла бы внимание, а привлекать к себе внимание я с детства не любил.  В конечном итоге выбрал ряд, который был менее всего заполнен. Выбрал крайнее к стене место, чтобы если придут владельцы, то сразу сел бы в проходе на ступеньки.   Зал  быстро заполнялся. Некоторые люди сразу садились на ступеньках в проходах. «Коллеги», глядя на них,  думал я. Скоро свободных мест  практически не осталось, лишь рядом со мной было пять  свободных мест. Прошла еще пара минут, вижу, что несколько человек направляются к этим свободным местам.  Решил не ждать, когда меня попросят освободить место. Встал, чтобы перебраться в проход, и услышал: «молодой человек, сидите, сидите. У нас один человек не придет, его шеф срочно вызвал, к тому же он еще и билет дома забыл, а так бы мы его продали, конечно, т.к. на входе толпы жаждущих купить лишний билетик».

2011. Фрагмент передачи "Бремя проводника" (РенТВ).

Это видео о том, как извлекать уроки из отрицательных результатов. Сейчас у нас опыта прохождения тестов в экстремальных условиях, значительно больше. А еще надо учитывать, что мозг меняется значительно быстрее мышц. Это их надо долго качать. А мозг может изменяться очень быстро за очень короткое время. Даже если какое-то качество натренировано (модель откалибрована), то, как только на горизонте маячит вариант "опозориться на всю страну", предъявимость качества сразу падает. Особенно если телевизионщики меняют правила по ходу дела.
В данном случае в первый раз спрятали иголку в видеокамеру оператора, а он все время перемещался. Мы такую задачу вообще не отрабатывали. Можете представить себе состояние Светланы Слипченко, когда она определяет направление, а цель, вдруг меняет свое местоположение. Потом она уже определила, что к этому имеет отношение Даша (автор сценария), но Даша только прятала иголку. Уточнили, что так делать не надо, мы не тренировались делать поисковый режим, где источник сигнала перемещался бы. В случае, когда работала Ирина Галинко это учли, но Ирина не увидела иголку среди множества булавок по причине того, что у нее не очень хорошее зрение.

Изготовители сложных технических устройств указывают при изготовлении  диапазоны рабочих параметров окружающей среды: температуру, влажность и т.д., иначе они не могут гарантировать работоспособность изделия.
С человеком все сложнее. Для него важны не только температура или влажность, но и количество зрителей, и их эмоциональный настрой. Что уж говорить, если футболисты, не имеющие опыта выступлений в крупных соревнованиях, могут «задребезжать», когда они выйдут на футбольное поле, а там аншлаг, на трибунах собралось 100 000 зрителей.
Дело в том, что на тренировках, где отрабатываются навыки владения мячом, такого количества зрителей не собирается, т.е. такая ситуация для спортсмена новая. А еще есть образы – это вид заполненных трибун, а еще есть звуки, которые издают болельщики. Здесь ситуация гораздо проще, т.к. необходимо продемонстрировать всего лишь физические навыки.
Человек не автомобиль и не техническое устройство, которое придет в нужное состояние, если повернуть ключ зажигания или нажать кнопку. Человек гораздо сложнее технических систем, которые он придумал, и сделаны они по принципиально разным технологиям, но те, кто требуют чуда, имею в виду в первую очередь, телевизионщиков, подходят к человеку как к техническому устройству, так нельзя., пора остановиться.

В процессе подготовки к съемкам в  августе 2011 года ("Бремя проводника" для РенТВ)  мы тренировали поисковые режимы на даче у моего двоюродного брата. Тогда я спрятал две иголки в двухэтажном доме  площадью 120 кв.м. Одну иголку я положил в коробку с диском, а ее спрятал в ящик письменного стола. Вторую иголку  воткнул в бильярдный стол, а чупа-чупс спрятал на участке в 15 соток. Первой была найдена иголка в бильярдном столе. Чупа-чупс был найден на следующий день, а вот иголка, которая лежала в диске была увидена во сне. Утром, проснувшись, Светлана подошла к столу, открыла ящик, достала диск, открыла коробку, вынула диск и взяла иголку.  Похожий случай произошел недавно с Анастасией Коробовой. Только во сне она искала не иголку, а туфли.

Вопрос психологической устойчивости самый сложный в самых различных сферах. Несмотря на неудачи мы извлекаем из них опыт и продолжаем тренировки. Больше информации о тренировках поисковых режимов: Фрагмент с этих же съемок по трансляции состояния от оператора - Андрей Чистяков, режиссеру - Александру Агееву и автору - Дарье Поздняковой:Подробнее.

Автор текста: к.п.н. А.Н.Чистяков

Поделиться: