Развивая внимание, память, мышление, вы развиваете интуицию!
Проект «Go-Ra»
Изучение факторов, влияющих на качество решений, принимаемых
в условиях неопределенности.

Упражнения. Мистики и маги Тибета.

Упражнения на развитие мышления/воображения от А.Давид-Неэль.  Перемещение внимания (точки наблюдения). 
Другое, еще более редкое упражнение, заключается в перемещении сознания в собственном теле. Его объясняют следующим образом:

Мы ощущаем сознание у себя в сердце. Руки кажутся нам придатками к телу, ноги — частью тела, очень от нас отдален­ной. В сущности, мы думаем о себе как субъект об объекте вне нас.

Ученик должен постараться извлечь “сознание-субъект" из его обычного обиталища и переместить его, например, в кисть руки. Тогда он должен почувствовать себя предметом, имеющим форму ладони с пятью пальцами на конце длинного придатка (руки), соединяющего его с большой движущейся массой (телом).

У него будет то же ощущение, какое нам пришлось бы испытать, если бы глаза помещались не на голове, а на кисти руки, и если бы эта кисть — снабженное глазами вместилище нашего разума (мышления) поднималась бы и опускалась на конце длинного придатка (руки), чтобы рассмотреть голову или тело, вместо обычного для него движения глаз — взгляда —    на рассматриваемый предмет.

Какую цель преследует эта экзотическая гимнастика? Ве­роятно, обычный ответ лам на этот вопрос никого не удовлет­ворит. Но, тем не менее, по всей вероятности, ответ этот единственно возможный и правильный. Ламы мне отвечали: эту цель объяснить нельзя, так как тот, кто не сумел добиться успешных результатов упражнений, все равно ничего в объяс­нениях не поймет. Такая тренировка дает возможность испы­тывать психические состояния, совсем отличные от обычно нам свойственного, позволяет выходить из условных границ, поставленных нами самими нашему “Я”, и, как следствие, ясно постигать, что “Я” не существует. Один из лам восполь­зовался в разговоре моей репликой в качестве аргумента для подтверждения своих теорий. Как-то он говорил мне о “серд­це”, обиталище сознания и духа”, и я заметила мимоходом, что жители Запада считают их средоточием не сердце, а мозг. Мой собеседник немедленно возразил: “Вот, вы прекрасно ви­дите сами, что можно ощущать сознание в разных частях тела. Поскольку эти люди чувствуют, будто “думают” головой, а я ощущаю сознание в сердце, то из этого следует, что вполне можно также ощущать, что “думаешь ногой”. К тому же, все это обман чувств, где нет и тени истины. Сознание (дух) не обитает нигде — ни в голове, ни в сердце — и указанная тренировка как раз и помогает это понять”.

В сущности, главная цель всех приведенных выше упраж­нений и еще многих других, как будто еще более нелепых — привести к полному отказу от всех общепринятых рутинных представлений и заставить понять, что наши представления можно изменить. В них нет ничего абсолютно истинного, по­скольку они построены в соответствии с восприятием (ощуще­ниями), легко вытесняемым другими ощущениями.

Мировоззрение аналогичного порядка продиктовало адеп­там китайской секты “Тсан” (эта секта больше известна под названием “Зен-шу”, присвоенным ей в Японии, где она на­считывает среди избранной интеллигенции большое число по­следователей. Ее название означает “Секта медитации”) загадочные фразы наподобие следующей:

“Вот вздымается над океаном туча пыли, и рев волн доно­сится до земли”.

Как сказано, доктрина “Тсан” — есть искусство “созер­цать Полярную звезду в южном полушарии”.

Здесь проявляется то, о чем говорил мне тибетский от­шельник — роль учителя, руководящего процессом “освобож­дения” сознания ученика. С помощью парадоксов учитель выкорчевывает из него веру в идеи, понятия, чувства, обычно признаваемые истинными, и не позволяет заменить их новой верой в предлагаемые учителем парадоксальные представле­ния. Как те, так и другие — не что иное, как только “относи­тельность” или даже просто иллюзии.

Приведу еще один классический для Тибета вопрос, задаваемый ученикам отшельниками-мистиками или монастырскими философами: “Флаг развевается по ветру. Что движется — ветер или флаг?”

Правильный ответ: “Ни ветер, ни флаг — находится в движении сознание”.

Адепты секты “Тс’ан” приписывают первую редакцию этого вопроса шестому патриарху своей секты. По преданию, он увидел двух монахов, рассматривавших развевавшееся по ветру полотнище флага. Один из них утверждал — находится в движении флаг, другой возражал — находится в движении только ветер. Тогда учитель разъяснил им: на самом деле, движение не имеет отношение ни к ветру, ни к флагу, находит­ся в движении нечто в них самих.

Был ли этот образ мышления занесен в Тибет из Китая или из Индии? Для ответа на этот вопрос еще нет достаточных данных. Но я приведу здесь слова одного ламы из Кхам: “Чле­ны секты “ Бенпо” проповедовали эти доктрины еще до прихода в Тибет Падмасамбхавы”. Заявления подобного рода напоми­нают нам о гипотезе, будто еще до введения в Тибете буддизма существовало философское учение. Но какую степень досто­верности имеют такие заявления?

Не обсуждая заявлений более высокого порядка, получае­мых в результате выполнения упражнений на перемещение сознания в какую-нибудь часть тела, я хочу отметить замеча­тельное повышение температуры в этой части тела. По край­ней мере, экспериментирующий получает в этом месте ощущение все возрастающего жара.

Проверить это довольно трудно, так как даже мысль о каком-нибудь контроле нарушила бы концентрацию внима­ния и водворила бы сознание на место, уничтожив причину развития тепла. С другой стороны, всякая проверка вообще невозможна. Умственный склад анахоретов и их учеников не имеет ничего общего с психологией “медиумов” стран Запад­ного полушария, дающих сеансы за вознаграждение и разре­шающих критическое изучение вызванных через них явлений.

Самый смиренный из учеников тибетского гомштена весь­ма удивился бы, если бы ему предложили нечто подобное. Я даже слышу его ответ: “Меня очень мало беспокоит, верите ли вы в эти явления или не верите, — сказал бы он. — У меня нет ни малейшего желания вас убеждать. Это профессия фигляров — кривляться перед толпой. Что касается меня — я не даю театральных представлений”.

Суть в том, что люди Востока не выставляют напоказ свои знания магии или психики. Соответственно, чрезвычайно трудно добиться от них откровенности в этих вопросах. Какой-нибудь изучающий страну путешественник может получить очень гостеприимный прием у ученого-ламы в течение не­скольких месяцев, пить с ним чай в домашней обстановке и все-таки уехать убежденным в полном невежестве своего хо­зяина. А между тем, он мог не только получить исчерпываю­щие ответы на все интересующие его проблемы, но и научиться еще очень многому, что ему даже не снилось.

Что касается “тепла” или “ощущения тепла”, развиваемо­го описанным выше упражнением, то, чем бы это ни было, оно много раз согревало мне ноги и обеспечивало хороший сон, когда я ложилась спать в своей раскинутой среди снегов палат­ке. Но для не прошедших предварительную тренировку это упражнение чрезвычайно утомительно, так как требует боль­шой затраты энергии.

В заключение нужно отметить: термины, переводимые на французский язык как “познание”, “знание”, “сознание”, “рассудок”, “дух” на тибетском языке имеют несколько другое значение.

Литература:  А.Давид-Неэль. "Мистики и маги Тибета".

Поделиться: