Развивая внимание, память, мышление, вы развиваете интуицию!
Проект «Go-Ra»
Изучение факторов, влияющих на качество решений, принимаемых
в условиях неопределенности.

Смертельный шурф. 

Сибирь. Через  три дня осень. С оказией мы с Ваней, выбираемся в направление на Ленинград. Безумно жаль оставлять наших  однокурсников, случайно встретившихся нам  на берегу Алдана. Мы идём вниз, на Иркутск.

С обратными билетами, действительно беда.  Говорят, что  вылететь сейчас невозможно, но  мы что-нибудь,  придумаем.  Там и самолёт и поезд…

Нас жестоко мотало из стороны в сторону, внутри кунга Газ -66. Людей всего находилось, человек  десять. В основном, местные работяги. Но  были и попутчики, вроде нас. Все усталые, потные. Пот, тёмными пятнами, проступал на футболках. Жара. Очень хочется пить.

Болтаемся в такт  неровности дороги, каждый думает о своём. То  кинет вперёд, то  бросит резко назад. А то и сбоку набок покачает. Расставив  для большей  устойчивости, пошире ноги, каждый хватался, кто за что мог.

За сиденье, за стену, за какой либо торчащий крюк.  А кто и за соседа. А сосед за тебя. Внутри, градусов  под сорок. Душно. Пыльно. В воздухе, висит взвесь.

Косые лучи света, красиво прорезая внутреннее пространство, высвечивают каждую  даже мельчайшую пылинку. Удивительно в этом мире, всё устроено. Нет яркого света. Вроде бы  всё нормально. Голова не болит. Но как только резанёт луч, прекрасно видны  миллионы частиц вокруг тебя.  А, мы ведь этим, дышим. Лучше уж, пусть  ярко не светит. Так почему - то, спокойнее…

Откинуты наружу оба плоских прямоугольных окна, расположенные напротив. Я  сижу  под одним из них, слева по ходу, прислонив голову. Наблюдаю в окно, пробегающий мимо медленно  меняющийся  ландшафт и  вспоминаю Сибирь…

Что  приходит на ум.

Сколько же я  про неё слышал, читал. А вот, подиж ты, самому довелось увидеть, потрогать так, сказать её  собственными руками. Расстояния - огромные. Летишь на самолёте – задница болит от сидения. Просто  уму непостижимо, как эти расстояния раньше  могли преодолевать на лошадях!

Сколько же, за эти месяцы, было разных встреч, разговоров. Сколько  открытий. Эмоций. Потрясений.

Великолепный Байкал, прозрачная красавица Ангара, поразительная и таинственная тайга, Алдан, Вилюй - могучие и полноводные реки.

Неведомые, сказочные места, надёжно скрывающие свои тайны и сокровища. Незабываемая, порой яркая, порой  сумрачная, но всегда очаровательная природа. У неё, чувствуется свой характер.

Конечно же, очень поразили люди. В основном попадались: необычные, исключительные. И очень спокойные.

Случайно познакомился у чёрта на куличках, в общаге с умнейшим  человеком. За всю свою жизнь, видел таких только двух.

Этот – пьёт шампанское. Ящик на пару дней, для него - обычная мера. Естественно всех угощает. Сам его не покупает. Это лишнее.

Ему  люди приносят, за его труды и мудрые советы. А кто и деньги даёт, пушнину. Ну и,  кроме того. Мало ли что, в этих краях, ценного водится.

Моя встреча с Евгением, так его звали,  была случайной. Он  заглянул ко мне  на огонёк, за спичками. Я не курю, но они всегда у меня есть. Проверенные. Нельзя в тайге без спичек.

Через пять минут, мы разговаривали с ним, как добрые, старые знакомые. Знаете ведь, иногда так бывает. Особенно, в поезде.

Будто мы с ним, с детства вместе росли. Полное взаимопонимание. Как, на «Угадай мелодию». Только ты  начинаешь фразу, он  в точности  твоими словами её продолжит. Или, наоборот.

Он  начинает мысль, я её развиваю и заканчиваю. Иногда, волосы вставали от поразительности ситуаций. Как будто человек раздвоился и  поселился в наших двух телах. Каждый из нас, легко снимал информацию, с другого.  

Но  обязательно был нужен, личный контакт. Через стенку, получалось хуже. Нужна практика.

Пробовали  несколько раз, мысленно играть в разных комнатах, в шахматы. Но  сделав синхронно несколько ходов, сбивались. Зато, как здорово, нам  было вместе. Много чего умного и полезного, лично я  почерпнул у него. Это как к Гудвину, сходить за умом.

Кстати, про то, как спасаться от клопов, под газетами и под каждую ножку кровати, банку с водой – это всё его. И миллион, других. Надо было всё записывать. Он был кладезь умных  мыслей. Ходячая энциклопедия во всех сферах. От медицины, спорта, географии  до геологии и политики. Не мало, мы с ним, провели замечательных вечеров.

Если честно, то  шампанское пить – я  не большой любитель. Но поддержать компанию, бокалом за вечер, да без проблем. Тем более, я понимал, что наши с ним беседы, не вечны. Как и всему вокруг. Придёт и им, свой срок. Поэтому пытался  насытиться ими, словно родниковой водой. Впрок. Мы были  как бы, продолжением друг друга. Прекрасный рассказчик. Говорил самозабвенно, глубоко уходя мыслями  в тему. Но  мог и прекрасно слушать. Не отстранённо, как многие, а с упоением. Реагируя  на каждое твоё  слово. Полностью  вникая в него. Очень редкий дар. В таких случаях  ты сам становишься  гораздо, точнее, в выражениях.

Расставались, как водится со слезами.

Оба понимали, что больше не увидимся. Увы, в дальнейшем, именно этого, мне будет более всего не хватать. Думающего, слушающего собеседника. Умеющего, спокойно и объективно, анализировать.

В наше время, выживание, деньги и нажива, свернули напрочь, людям мозги.

Былинный мужик  Василий, встретившийся мне в тайге у костра, это моя особая любовь.

Человек десятилетиями жил в своём, закрытом от всех мире. Так его научила жизнь. Собакам он, доверял больше чем людям. Но случайная наша с ним встреча, вдруг раскрепостила  его. И вот за один присест, он словно захотел освободиться от всего, что накопил за всю жизнь. Сбросить эмоции, копившиеся  глубоко внутри. Выговориться. В данном случае, слушал его я.

Замечательный, очень самобытный человечище! Сколько всего прошёл. Сколько труда, преодолений и трудностей. С собаками он словно слился. Они с ним, единое целое…   

Встреча, с любым из них - для меня, несомненная удача.

Сколько здешняя природа, открыла мне своих тайн, заветных уголков. Хотя иногда  перед этим,  долго водила по кругу. Разве ж это  можно  забыть!

Или, к примеру, такое.

Когда я  летел в Якутию, то, конечно, слышал и не раз. Что, самые красивые девушки, рождаются в семьях, где мама чистокровная якутка, папа - русский. Но одно дело,  слышать. Другое, видеть собственными глазами. Не выходит из головы, случай в аэропорту Алдана.

Мы  ожидали вылет, какой уже час. Помещение было, не сказать, чтобы совсем уж маленькое, но явно не спортзал. Людей, тоже  не очень много. Но, тянущееся ожидание, очень давит на психику. Хочется выйти на улицу. На свежий воздух.

Вышел. От нечего делать, походил немного. Постоял  у металлического сетчатого забора, сквозь который, прекрасно виден аэродром. Затем, полюбовался на  наш авиапром, неподвижно стоящий и навивающий полную скуку. Застывшие, пара кукурузников, вертолёт и Як-42. Наверное, стоят неисправные. Остальные все – видимо в полёте.

Вспомнилось к месту, кто-то говорил что здесь, скрыто месторождение. Но  уже построен аэродром. Выяснилось позже. Переносить огромные деньги. Ну и хорошо, целее будет.

Надышавшись вволю, возвращаюсь в зал ожидания. Сейчас утро, часов десять. Но температура, уже градусов  двадцать, с лишним. Люди  одеты легко. Дамы - очень легко.

И вот, около входной двери, случился какой-то  маленький затор. Как специально, собрались в кучу все мужчины. И  не только  молодые.

Человек семь.  Я  находился, в самом центре. Первый к двери, что-то уронил. Копошился, крехтя поднимал. Наконец он взял за ручку и открыл её настежь.

Все, опустив голову, сделали первый шаг. Но тут  случилось так, что будто по чьей команде, мы замерли. Каждый  с поднятой ногой и открытым ртом.

Навстречу  в проходе, появилась  девушка. Вид её, нас всех, на мгновение ослепил и остановил. Мужчины, замерли.

Она  прекрасно видела, все эти открытые рты. Судя по всему, это был для неё, в отличие  от нас, рядовой случай. Через пару секунд,  девушка  пропорхнула мимо нас  и куда-то  удалилась. За ней, проследовала кавалькада мужчин.

Мы же наконец-то, опустились на землю. Не входя в зал, со стороны улицы, глупо  ничего непонимающе, оглядывались друг на друга. Никто из нас, не был готов к такой вот, неприкрытой жёсткой атаке, женских чар.

Права Раневская:

- Красота, страшная сила!

Эта сила, только что смела нас всех, словно пушинку. Оставив, лишь  глупо улыбающуюся  толпу мужчин. Никогда бы  не поверил сам, если бы лично, не участвовал в этом маскараде.

Когда мы  пришли в себя, кучка восторженных поклонников, уже удалилась на достаточное расстояние. Не скажу, что я был, как и все  сражён стрелой амура, но  покорён её красотой - однозначно.

Это  даже  не обсуждается. Чувства, прошившие нас насквозь, прошедшие  сквозь сердце, сложно описать. Если коротко - все были  элементарно раздавлены. Здесь бы и Пушкин, не сразу нашёл подходящие слова. Куда уж  нам. Да, женщины без усилий, могут из мужчин, вить верёвки. Легко! Сделать из мужчины миллионера, если он  миллиардер.

Затем мы тихонько вошли в зал, тихо сели на свои места. В штабеля, мы не падали. Но, находились на грани. Будто  были оглушены, чем-то. Феноменально!

Конечно, возникает вопрос. Какая же она, была  эта её красота? В чём её сила? Что конкретно, возымело такое действие на стаю мужчин? Могу сказать лишь собственные ощущения. А именно. На первое место, я бы поставил то что, она была,  чрезвычайно раскованна. Такая вся танцующе, летящая, как бы зависающая.

Похожий момент  в фильме « Операция  Ы». Когда  Шурик  увидел сбегающую по ступенькам  Лиду. Очень  похоже. Очевидно, кто-то до нас, тоже видел нечто подобное. Богата на самородки земля Русская…

Рост её был, метр шестьдесят пять, метр семьдесят. Глаза - чуть раскосые. Лицо  очень молодое. На нём, море положительных эмоций. Совершенно нет, никакого напряжения. Всё  очень и очень расслаблено. Полное очарование. С чем ещё сравнить. Трудно выбрать вокруг нас  что либо, напоминающее. Только, если очень отдалённо намёком.

Напрашивается сказать,  будто из белого китайского фарфора, высшей пробы и белизны. Я  такие, видел. Но это, будет неправильно. Оно не живое.

Здесь же - пульсирует сама жизнь. Никаких изъянов, морщин, ямочек. Как будто всё сделано из эфира, невесомо и  в то же время, вот она, рядом с тобой, буквально в сантиметрах, материальная.

По моей руке, скользнула ткань её одежды. Я это, прекрасно чувствовал. Мне, ничего не стоило, коснуться её, только, как и все был в это время, парализован. Это было не наваждение, это была нереально красивая, девушка. Это, увы, жизнь.

Кстати я даже не представляю, как ей жить  с такой  красотой. Любой мужчина, если она  станет его женой, просто сойдёт с ума от ревности. Значит,  он сделает всё, чтобы оградить  её  от чужого мужского глаза.

Вывод. Нельзя быть  красивой такой. Чревато.

Второй раз я увидел, нечто похожее, через месяц, в городе Мирный. Но тогда я сидел на стуле и уже был подготовлен. Эта была чуть постарше и что-то  лепетала своей подружке, чуть озираясь вокруг, стреляя своими раскосыми глазками. Но мы, люди крепкие. Держались. Хотя, мысли в этот момент, приходили разные. Она,  тоже прекрасно понимала, что мужики сейчас, шеи себе ломают, глядя на неё.

Согласен, что  если  неподготовленный мужчина, внезапно увидит в первый раз, к примеру,  сидя за рулём  такую красавицу. То, аварии просто не избежать. И вряд ли за это, его можно винить. Природа…

Больно ударился головой, на очередной кочке.

Мимо в окошке, проезжаем очередной посёлок. Как же здесь  тепло. Все раздеты. А скоро ведь, сентябрь. Где мы были на Вилюе, говорят в сентябре, уже снег лежит и  не тает, а здесь ещё Сочи…

Стайка детишек, три на четыре, играют  в футбол. Пыль стоит, столбом. Вот, забили гол и  противная сторона, активно с этим не согласна. Кричат  друг на друга. Каждый  доказывает свою правоту.

Вот, увязался какой-то  пятнистый пёс.  Бежит сбоку, надрывается. Пассажиры, лишь  скосили глаза на лай, но никто  так и не пошевелился. У всех - Нирвана. Машина, повернула резко влево. Двигатель, сильно загудел. Впереди, тягун в гору.

Нас, нехило качнуло. Все крепко  ухватились кто за что. Деревья и кусты закончились. Сверху  стал открываться красивый вид на посёлок, раскиданный в лесу. Крыши деревянных построек, хорошо  видны. Ни одна из них, не повторяла другую. Люди здесь свободные и строят,  как хотят.

Вижу, вровень с машиной  бежит мужик в спортивках и  босиком. Классическая одежда, для тех лет. Пузыри на коленях, резинка на поясе. Цвет, сильно выцветший, местами похожий, на синий.                                                                                                                                     

Удивило то, что он  то ли поёт, то ли плачет на бегу. В сложенные вместе руки. Странно. И неприятно. Но я  уже перестал чему – либо здесь удивляться. Машина наша, найдя чуть пологое место, вдруг, встала. Водила крикнул.

- Садись быстрее!

Дверь открылась. Внутрь быстро забрался  этот самый человек в спортивках, которого я  только что, видел, в окошке. Многие, находившиеся внутри, видимо неплохо его знали. А в геологии люди, за словом  в карман не лезут. Сальные  шуточки - рядовое дело. Кто-то незамедлительно выдал:

- Ну,   Лёша, ты даёшь  так торопишься на свидание, что на ходу  уже почти всю одежду скинул. Остались только треники, да трусы.

Все  не сговариваясь, разом грохнули от смеха. Потные полусонные, были рады хоть какому-то, разнообразию.

Но  Алексей, высунув голову в окно напротив, даже никак не прореагировал на это. Тогда  сидящий ближе всех к нему, полный такой мужчина, похлопал его  по голой спине и  многозначительно покачал головой. Тот резко вытянул голову в салон и  хотел что-то сказал ему очень  жёсткое, матом, но с трудом сдержался. Зато  вид его, мгновенно заглушил все смешки.

Все вдруг поняли, что происходит нечто. Что-то, случилось. Это, без слов, витало в воздухе.

- Вон там!

Рукой  высунутой наружу, он куда – то, тыкал вперёд, по ходу. В молчании, на полных газах, машина проскакала  ещё с минуту. Неприятно, взвизгнули тормоза. Сомнений не было, скорее всего - авария.

Алексей, вылетел наружу первым. Дверь осталась открыта. Следом  нехотя, вынужденно, стали выбираться и мы. Ни одного слова!

Чувствуя мрачную картину крови, а то и чью-то смерть. Люди, практически не поднимали глаз.  Хотя, не знали абсолютно никаких подробностей. Но все уже морально были готовы, к самому страшному.

Вот попали! Когда я  вылез, один из последних и спустился по лесенке, то увидел следующее. Алексей, на коленках, ползал со стороны дороги, по краю какой-то тёмной квадратной ямы. Здесь она  называется  шурф. Он почему-то,  ничем не был огорожен. Если грубо – это страшная, очень глубокая  и довольно широкая  яма, прямо  на повороте дороги, на её обочине.

Всего буквально в двух метрах от её проезжей части. И вровень с ней. Поэтому  упасть  туда, только дело времени. И никто может не узнать. Пока не спустится вниз. А сколько таких дыр в округе?

Подойдя чуть ближе к провалу, увидел,  как  снизу в яму идёт чётко видимый след, от крупного мотоцикла. Скорее всего,  Иж без коляски. И  плавно обрывается,  прямо в чёрном квадрате. Уходит туда, вниз. А с другой стороны - следа этого, нет…

Кто стоял, а кто и сел, где стоял. Покрутившись ещё немного, Алексей, громко стал звать, своего брата. Чуть ли не по грудь, перевесившись вниз.

- Братко! Отзовись! Ты жив! Отзовись!

При помощи рядом стоящих, я подошёл к самому краю и как бы, заглянул туда. Сверху вниз.

К огромному удивлению, увидел там  свет. Говорили, что глубина ямы – 14,15 метров. Это же почти, с пятиэтажный дом. И никаких обозначений! Пролетев такое расстояние, стучась, ударяясь и  царапая о края аккумулятор, лампочки, почему-то  остались целы. А люди?

Но, снова:

-Братко! Отзовись! Ты жив!

Каждое его слово, будто царапает ржавым гвоздём изнутри наши души. Невозможно это было слышать. Каждый, переживал личную трагедию. По лицам присутствующих, было видно, что равнодушных  здесь  нет. Скорбь, поразила всех, без исключения. У многих, выбило твёрдь из - под ног. Буквально все, оглушённые горем, сели на голую землю. На дорогу. Шок, охватил каждого.

Даже  тихие переговоры, прекратились. Все, только смотрели на лежащего Алексея и застыли, словно изваяния. Я, в том числе. Вокруг  были люди, видевшие всякое. Но они, почему-то бездействовали. Необходимо же, что-то делать!

Я озвучил это. Может  в машине  есть верёвка, канат, или трос. Чего мы сидим. Надо действовать.  Среди нас,  похоже, был кто-то,  из местного начальства. Потому что, машина, резко развернувшись, умчалась вниз, к посёлку.

Потекли  безумно длинные минуты. Кучкуясь, люди прикидывали дальнейшие свои действия. Как сообщить о происшествии и  как, вызвать скорую. Но всё должен передать в посёлке, шофёр. До Алдана было несколько десятков километров. До посёлка -  километр под гору.

Наконец  выжимая всю мощь из мотора, вылетела к нам снизу, машина. Из неё выскочил водитель и помощник, приехавший с ним. Он озвучил, что информацию о случившемся, сейчас передадут по рации. Вызовут милицию и скорую. Все увидели,  что из  кунга, вытащили длинный, довольно тонкий алюминиевый трос.

Я  таких, сотни метров на пульки для рогатки  пускал. Пулек переделал, тысячи. У нас  между улицами, такие войны на рогатках были, как Бородино! Поэтому  отлично знал, чего можно от этого алюминия ожидать. Подошёл к главному, кто тут прорезался, управляющему ситуацией. И громко сказал:

- Ребята, это очень и очень слабая проволока. Её, минимум  нужно делать вдвое, а лучше, втрое. Поэтому необходимо сначала, точно замерить глубину. Затем скрутив  вдвойне или втройне, спустить туда, кого либо. Естественно, ещё  нужен  припуск на то, за что люди  будут тащить.

Но  к своему удивлению  встретил  полное непонимание. Все галдели:

- Давай быстрей опускаем брата. И уже окрутив его несколько раз, подвели к яме. Я просто обалдел. Да  я был, молод. Но вокруг, взрослые люди и такое позволяют! Это же, очевидно! Как не понять! Ведь сейчас  будет непоправимое! Нельзя его  отпускать на одной нитке! Он  оторвётся и  последует прямиком к брату. Подбежав к старшему  я уже  с криком, начал говорить ему  об этом.

Посмотри, ведь есть же  ещё провод. Почему не делаем, хотя бы   вдвойне! Кто нам  мешает? Но, то ли  он  начальник был небольшой, то ли обстановка была такая, только  меня совсем  не послушали.

Алексей, уже испарился в колодце. Все выстроились в ряд и тихонько, начали отпускать  его  вниз. Я, как и все, стоял в этом строю. Хотя и не сомневался, что сейчас произойдёт страшное.  Но, не мог же я, в эту минуту, уйти в сторону, да ещё и  капать людям  на мозги.

Самое слабое место, это  где  трос перегибается и трётся о  поверхность. Худшее, если был там камень.  Мы, мальчишки, много раз  применяли его для всяческих нужд, кроме пулек  для рогаток. Но,  максимум  на что мы  решились бы им поднимать - это   собака.  А человека – да ни в жизнь. Это же алюминий! Не сталь! Как можно!

Кто-то, сразу лёг с краю. Смотрит вниз, слушает,  переговаривается. Другой, держит его  за ноги.

Вот это, очень поддерживаю. Это разумно. Ладно, опустить вниз - это полдела. Самое страшное, когда, будем  поднимать. Вот тогда, всё и случится!:

- Брат, жив! У всех,  резко вскипел  адреналин. Мгновенно наше  отвратительное настрое

Тут  закричали, что он достиг дна. Через пол - минуты, радостно заоралние, стало радостным. Многие, не знали того, кто был сейчас там, внизу. Но искренне  были рады тому, что он, оказался жив.

Схлынула волна негатива. Все заулыбались. Кричали Алексею, чтобы он обязательно  первым, привязал брата. Я,  вновь подошёл в старшему, вновь громко попросил опустить вниз, второй конец.

Теперь, ведь это  так легко. Чего ему тут, на земле валяться. Ему  место там, внизу!

Но по какой-то непонятной для меня причине, старший, стоял в нерешительности.

То ли, от ответственности или ещё от чего. Многие, в принципе были со мной согласны, но видно, как и я, были здесь случайные люди.  Наверное, мне надо было сделать  то, что я пытался им всем объяснить. Но и мне, похоже, тоже что-то мешало.

Увы, время было упущено. Находившийся в очень возбуждённом состоянии парень, лежащий на краю и  передающий нам  информацию, вдруг закричал!

Приготовились к подъёму! Начали!

Тут  все поняли, что вот оно и  случилось. На конце троса, был жуткий вес. Он, вытянулся в струну.

Но у людей, было столько сил, что,  не понимая зачем, протянули один раз, на полметра, другой раз. Уже с метр, а то и больше.

Это мотоцикл! Одновременно всем, пришла мысль.

Я озвучил.

- Отпускаем тихо! Нельзя поднимать! Что делаете! Пусть, привязывает брата. На кой он сдался, этот мотоцикл!

И уже  матом, крикнул на старшего. Предупредил, что если  сейчас трос порвётся, мотоцикл  упадёт на них сверху. Мы же, все вместе, убьём пока ещё  живых братьев!

Но, он окончательно потерял управление. Можно сказать, что его и не было. Люди  были в какой-то, необъяснимой запарке.

Протащив ещё с метр, разом, упали все на спину.  

Трос, порвался! Ведь это было понятно, с самого начала.

Без сомнения, с такой высоты, он прихлопнул их, как мух. 

Хана нашим братьям.

Белый, алюминиевый трос, ослаб,  размяк, словно  студень.

Люди прозрели. Но было поздно. Снова  наши сердца, ухнув,  упали, на самое дно. Вместе, с этим невидимым мотоциклом. Не передать, как  же это, тяжело сознавать.

Ещё недавно, мы так все радовались. А сейчас сердце, ухает  как  строительная баба, забивающая бетонную сваю. И воздуху нет, хотя мы на улице.

Какая жуть! Никто, не смотрел друг другу  в глаза. Какие мы тут все, собрались  БАРАНЫ!

Коллективно, прикончили хозяев, их же собственным  мотоциклом. Ну, ни дурдом ли? И  что теперь делать? Приедет сейчас милиция, скорая. А мы тут, сидим тёпленькие.

Если раньше, мы  были просто потные, то теперь  стали мокрыми, от прошибающего нас пота.

Вот это да. Это мы, влипли!

Нарочно не придумаешь. Планируешь одно, получается, совсем другое.

Кто-то  вдруг, нечаянно  произнёс. Да, надо было  делать вдвое!

При этих словах, у меня по сердцу, словно кнутом хлестануло. Старший, сидел посреди дороги, закрыв лицо руками. Он, понимал,  что для него  всё это, так просто, не закончится.

Время для нас - остановилось. Оно ни шло, оно стояло на месте. Нам  теперь, не хотелось, чтобы время  двигалось. Там  впереди, ничего хорошего, не сулило для нас. Ленинград, почему-то сильно отдалился.

Вдруг, лежащий с краю, громко крикнул!

Живой. Внизу есть живой!

Вновь перебивая  друг друга, закричали, замахали руками. Новая порция  адреналина, внедрилась в нашу кровь. Сердце, мгновенно распространяло его до самой дальней клеточки.

Хоть один живой! Это же здорово!

Теперь уже не надо было, ничего говорить. Трос, вытянули наверх, сделали его  вдвое. Хотели опустить вниз, двумя концами. Но я, только показал, что  надо отпускать  середину, так  будет надёжней. Никто  даже намёком, не проявил  своё несогласие.

Опустили. Дали указание, чтобы  он  цеплял брата, иначе мы  поднимать не будем!

Так и сделали!

Ещё  я попросил подложить под  трос бревно, валяющееся неподалёку. Вложили его  на край, в  углубление. Двое,  крепко держали, чтобы  оно, не соскользнул вниз. Через него, перебросили двойной трос.  Алюминий по влажному дереву - это  в нашем случае, нормально. Это  не камень. Лучшее, из худшего.

Две минуты и мы тянем вес человека. Все очень надеемся, что тянем брата. Медленно и плавно. Лежащий, командует каждую потяжку. Чувствуем, что скоро он появится. Вновь  готовимся к худшему. Падение мотоцикла с высоты  двух и более метров, да в ограниченном  стенами пространстве, вполне могло стать фатальным, для обоих.

Но Алексей, видимо сумел отскочить, вжаться в стену.

Ближние засуетились. Замахали руками. Вниз перегнулись сразу трое. Каждого, крепко страховали за ноги. Они медленно, кто за руки, кто за ноги, вытянули брата на свет божий и положили на ровную поверхность

Сия картина, резала глаза.  Белая, алюминиевая проволока, поперёк ровно в половину, пересекала человека, в чёрном.

Чёрная футболка, заправленная в брюки, с широким ремнём. Чёрные брюки. На ногах тёмные ботинки. Чёрные волосы. Сам он был, худощавым, но на лицо тёмным. Видно, что  работа его, всё время на улице.

Его оттащили от ямы, метра на четыре. Трос, опустили снова вниз, за вторым братом.

Тем временем с криками, прибежали женщины. Их было, довольно немало. Человек пять, может и  шесть. Они принесли с собой байковые, тёмные одеяла. Переложили пострадавшего, на них. Он не шевелился, но дышал.  Видно, находился в шоке.

Появился  с опозданием человек, очень уверенно взявший  бразды правления, в свои руки. Объявил, что  передали в город, о происшествии. К нам, выдвинулась  скорая и милиция. Мы, не теряя ни минуты, сейчас же, выезжаем с пострадавшим, им навстречу.

Человек, чётко владел ситуацией. Быстро расставил по местам, людей. Быстро, откомандовал  подъём Алексея. С ним, слава богу, было всё в порядке.

Он нам рассказал, что мотоцикл привязал первым  потому, что им придавило брата. И он никак не мог его перетащить. Думал, вы поднимите с полметра, я  оттяну брата в сторону. Потом мотоцикл опустите. Громко кричал об этом наверх. Был уверен, что меня поняли.

Очень  сильно испугался, когда стали эти сотни килограмм, поднимать над головой. Осознавал, что трос обязательно порвётся, не выдержит. Тем более, когда  цепляется за края.  

За это время, успел оттащить брата в самый угол. Там, на счастье, оказалась небольшая ниша. Помогал ему очень, свет фары. Когда мотоцикл падал, то рулём  чуть голову, не снёс. Буквально в миллиметрах, прошло. Внизу  –  камни торчат, гнилые брёвна. Чудом, не убило обоих.

Трос, быстро скрутили в кольцо и выкинули  в кусты. Машину подогнали ближе.

Все кто ехал, разделились поровну. Одни залезли внутрь и принимали, другие снаружи, мягко передавали его на весу. Выкинули перед этим, всё оборудование, которое мешало, на улицу.  Внутри было пусто.  

Выяснилось, что управлял всем  Михалыч.

Очень толковый мужик.  При нём, все стали делать чёткие, осознанные движения. Я очередной раз убедился, что под правильную команду, люди могут горы, свернуть. Нужен грамотный и уверенный командир.

Схватив за концы и края, мы, держали его на весу. Стояли, прижавшись плечами, друг к другу, тянули, сколько могли, на себя одеяло. Пострадавший, как бы висел в воздухе.  

Но делать это, было очень и очень нелегко. Кунг, не был приспособлен для перевозки  раненых.

Все понимали, что если он не шевелит руками и ногами, значит, повреждён позвоночник. Очень скоро у всех лица вновь стали каменные.

Мука, застыла на них.  Сознание этого, будто бетонной плитой, давило на нас. Каждый за сегодня, испытал целый букет различных эмоций. И неизвестно ещё, что ожидает нас, впереди.

Вот, поехали, синхронно  покачиваясь.

Вытирая рукавами пот, скапливающийся на кончике носа, стойко терпели эти муки. Понимая, что ему сейчас, гораздо хуже.  Ну а мы, уж  как -  нибудь, перетерпим.

Наступил глубокий вечер. А мы, всё ехали и ехали. Дорога была ужасной. Водителю, нельзя давить на газ и он хорошо понимал это.

Пошевелился!  Вдруг, произнёс кто-то.

Сначала одной рукой. Затем  другой. Чуть подтянул одну ногу, затем вторую. Перебросил голову, с одной  стороны  на другую. Длинно застонал.

Снова  по нашим лицам, пробежала улыбка. Радость, осветила всех изнутри. Эти эмоции, очень  объединили нас. Руки, а именно пальцы, держащие за край одеяла, у многих  начало  сводить от напряжения. Была полная взаимовыручка, немедленно помогали  друг другу.

Потрясёшь немного пальцы и спазмы, проходят, но через какое- то время, вновь повторяются.

Тут  машина, сбавила ход, остановилась совсем.

Все поняли, что появилась машина. Только кто первый. Милиция, или Скорая?

Слава богу, первой оказалась Скорая. Она ждала нас и уже развернулась. Дверцы её  были распахнуты настежь. Было уже  темно. Мы быстро и очень  аккуратно, при свете фар, загрузили его внутрь, вместе с тремя одеялами.

По этим ухабам  и валунам, лишними они точно не будут. В освещённом  салоне, было видно, как две медички, стали  крутиться  вокруг пострадавшего.

Сразу же, сделали укол. Потом  ещё что-то. Водитель, закрыл обе половинки двери. После некоторой перепалки, брата Алексея, забрали с собой.

Ну и, слава богу. Ему бы тоже, лекарство какое, не помешало бы. Желательно внутрь…

Машина, вскоре уехала.

Мы  в очередной раз, громко загалдели.  Эмоции наши, всё это время, словно качались на волнах.

Неужели всё закончилось? В который уже раз! Начали снова обниматься. Все, со всеми. Усталые, мокрые, потные, благодарили  друг друга, за проявленное мужество…

Ощущение  внутри такое, будто сделали какое-то  хорошее дело. Что-то, очень важное. За всё время, никто не сказал, что ему тяжело. Что он  выдохся. Все  терпели до последнего.

И если надо, потерпели бы ещё!

Какие же МЫ, МОЛОДЦЫ!

Кто курил, тот закурил, а кто не курил, с удовольствием  отлил. Нужно же было, чем-то заняться.

Давившая на нас, неподъёмная плита, вдруг съехала куда-то, к великому нашему счастью, с натруженных плеч!  

Мы  вновь стали, без бремени. Воздух оказался снова чист, люди вокруг - братья!

Все расселись по местам, двинулись. Ленинград казался, как никогда близко.

Кто это за человек, который в душный августовский день, помог почувствовать, что мы не просто  случайные пассажиры этой  вахтовки, а могучая сила!

Каждый внутри считал, что  будет неправильным, если он, после всего  что было,  не выдержит.

Каждый, передал ему сейчас, свою частичку воли. Пожелал здоровья и терпенья.  Верилось, что как бы не были сложны травмы, он сможет преодолеть и боль и муки. Мы все, были в этом, очень заинтересованы! Пожалуйста, выживи!

Ясно, что случай этот, произошёл не сам по себе. Неприкрытый кем-то шурф прямо  на обочине  дороги, не что иное,  как мина замедленного действия. Случай, просто ждал своего часа.

Не сейчас, так позже. Хотелось бы верить, что эта история закончится  правильно. Будут сделаны прямые и правильные выводы.

Снимаю шляпу  перед своими попутчиками.  Долгих Вам лет!

 

Сибирь-Питер


Поделиться: