Развивая внимание, память, мышление, вы развиваете интуицию!
Проект «Go-Ra»
Изучение факторов, влияющих на качество решений, принимаемых
в условиях неопределенности.

Танковый трос. 

Север. Зима в тот год, была особенно снежной.

Я, только что уволился из рядов Великой Армии, Великой страны и рассматривал варианты, где бы мне плодотворно, поработать. В те времена, после окончания службы, месяц отдохнул и порядок. Впрягайся, тяни трудовую лямку. Выбор у нас в посёлке, не особо велик. Либо геология, либо ныряй в шахту. С геологией понятно, она родимая, всегда с нами. Горы вокруг, куда ни глянь, везде камни наворочены. Ледник, когда отходил, оставил о себе монументальную память.

Люди в геологии, по отчётам местной прессы, подобрались далеко не робкого десятка. Живут, сами по себе, но деньги получают, достойные. Вот и выходит на круг - коэффициент, плюс полярки. Хорошо если есть премия. Для начала, жить можно. Ну, а что ещё молодому надо. Лишь бы хорошо платили, а здоровья пока, навалом.

Покрутился я, поспрашивал что, да как, ну и, выбрал ГРП. Это геологоразведочная партия.

Буду, значит землю бурить. Узнавать скрытые тайны, что в Земле спрятаны. Работы тогда у нас велись, очень активно. Пришёл. Оформился. Выдали мне, согласно профессии, форму, соответствующую с ромбиком и буровой на рукаве.

Что мне понравилось, так это спальный геологический мешок и вкладыш белый, внутри. Замечательная вещь. Бывало, просыпаешься в вагончике поутру, а перед самым носом, целый снежный сугроб, за ночь намело. И ничего. Пурга. Это значит, от частых перемещений, жилые вагончики, все как один, были со щелями. Но об этом, чуть позже.

А пока – сегодня у меня, первый рабочий день, в геологии. Понедельник. Раннее утро. Я, на геологической базе. Профессия моя отныне зовётся - помбур. Это значит, окрестили меня, помощником бурильщика. Помощников много, а вот бурильщики, все как один, на особом счету. Здесь на них, всё и держится. Абы кого, на такую должность, не поставят. Ну, во всяком случае, стараются.

Вообще то, геология – далеко не дешевая вещь. Станки, оборудование, механизмы, сильно проходимый транспорт. Снабжение, заброски, ну и самое дорогое конечно, это само бурение. Очень серьёзные деньги. Поэтому бурильщик, всегда царь и бог, на буровой.

Определили меня, к заслуженному специалисту. Он, довольно небольшого роста. Всегда почему-то, серьёзный и крайне, немногословный. Думал всегда о чём-то своём, постоянно пыхтя, козьей ножкой.

С окружающими, о своих мыслях напарник, делился очень редко. В связи с этим, поначалу у меня, возникал внутренний вопрос. Почему молчит? Потому что не хочет ругать, или наоборот, выражает этим своё одобрение. Но со временем, я понял, что он, прекрасный мужик. Просто такой по жизни, бука. А вот, уже над бурильщиками, стоял как монумент мастер. Это, вообще человек, неприкасаемый.

Видели мы их на буровой, довольно редко. Он, словно полководец, указывал нам, путь. Какими силами, где конкретно делать дырку. В какие сроки. Ну и всё такое. Наш мастер, был совсем не прост. Он недавно приехал, из солнечного Египта. Выполнял там , серьёзную государственную задачу. А именно, строил Великую Асуанскую плотину. Работа там у него была, чрезвычайно пыльная. Жара за 40, песок на зубах. Днём, так вообще, мрак. Условия, приближены к боевым.

Местные египтяне, как полдень, так сразу под буровую, сидят там расслабляются. Мы говорит, в такое пекло, не работаем. А ты рус, приехал сюда деньги зарабатывать–вот ты и работай. И приходилось. А куда деваться. Есть план бурения, его нарушать, никак нельзя. Даже невзирая на местный колорит. В том числе и на несознательность отдельных граждан.

Второй мастер, был ему под стать. Даже местные деды, аборигены, работающие здесь десятилетиями, всегда с большим уважением, относились к ним. Опытные работники, в основном были бурильщиками, или водителями. Кто на тракторах, кто на АТС-59. Отличная надо отметить машина. Меня всегда удивляла, его мягкость хода по глубокому снегу. Даже не с чем сравнить. Никакой тряски. Словно ты плывёшь по воде.

На сегодня, мне озвучена следующая задача - необходимо поехать куда-то, что-то там загрузить, подцепить, забрать и привести, с дальней точки. Всего и делов. В общем, быть на подхвате…

Да, много что ещё, необходимого для нормальной, мобильной и автономной работы в горах и тундре. Всё это, естественно было пристроено, на санях. Брёвна, как правило, для этого, выбирали крепкие и толстые. Не каждое такое, руками обхватишь. Но сделано, с душой. Что говорить, прекрасное было время, душевные были люди.

Расстояние от базы, до места, километров 50-60. А на улице, сама зима. Ещё недавно метель, день и ночь хороводила, а теперь накрыли приличные морозы. Нередко, под тридцать. Народ оказался довольно активным. Неспокойным. Но при этом, каждый хорошо знает свой манёвр. Один идёт сюда, другой пошёл туда. Этот, тащит ящик. Параллельно ему, кто-то, катит бочку с соляркой. Причём, делает это, довольно умело, с видимым, удовольствием. Только, снег под ногами хрустит. Красота.

Где-то и меня, потихоньку, начали задействовать. То одному помогу, то другой, позовёт. А мне и нравится здесь, пока. Всё идёт, в охотку. И то что, на природе. И то что, народ тут не хлипкий. Никто вокруг не ноет, чувствуется, что готовы к трудностям. Делают всё с юморком и матерком. Красота! Одно слово - мужики. 

Ну вот, приготовления наши, закончены. Поехали! Я, один из первых, просочился в кабину АТС. Должен сказать, что удачно пристроился. Посредине кабины, во втором ряду. Лучшего наблюдательного пункта и, не придумаешь. Водитель у меня, чуть слева.

Его мужественное лицо, чуть испещрённое оспинами, словно вырублено из гранита. Спокойно и уверенно. Вскоре это спокойствие, передалось и мне. Завёлся гулко и мощно двигатель. Чуть порычал, выбрасывая порциями, клубы белого дыма и мы плавно двинулись в путь.

Приятно наблюдать, как на каждое уверенное движение рычагами водителя, мощная машина, немедленно откликается. Этот, проверенный военный тягач и водитель, были будто созданы друг для друга. Являют собой одно целое. Вскоре внутри, стало довольно тепло. Хотя конечно и шумно. Не без того. Но это, только поначалу.

Вначале, был какой-то общий гул, какофония, неразборчивых звуков. Но через очень непродолжительное время, ухо легко стало различать голоса, сидевших рядом людей. Народ поснимал свои шапки ушанки, скинул рукавицы разных фасонов и начал активно делиться мнениями. Темы были разными, но очень жизненные. Работа, семья, отдых, техника, самогон, рыбалка, случаи.  Время от времени, всё пространство кабины, взрывалось от гомерического хохота.

Мне потихоньку, начинала нравиться геология. 

Чуть ли не сразу, за забором базы, начиналась длинная цепь болот. У некоторых из них, была довольно дурная слава. Говорили, что в своё время, там было утоплено, немало тракторов. Пару раз, даже заваливались и буровые. Особенной нелюбовью, славилось одно в конце, перед лесом. Небольшое, чуть вытянутое с севера на юг и очень оно как они говорили было вредное. Никогда не угадаешь со льдом. Можно ехать по нему, или нет…

В связи с этим, обматерить его, было правилом хорошего тона. Болото есть болото. Чего с него взять. В больших озёрах нынче, лед далеко за метр. В некоторых открытых местах, чтобы сделать лунку для воды, требуется сначала пробурить ледобуром, до ручки. Да ещё, вырубить топором сантиметров 20,а то и 30, дополнительно лёд. Только так можно, до воды добраться. Что и говорить, морозные нынче зимы. Хотя и не везде…

На эту, большую перевозку грузов, стянули немало тракторов с других районов. А их водители, к сожалению, местной обстановкой, не владеют. Проехав несколько очень насыщенных зимними пейзажами километров, мы выскочили на чистое от кустов и деревьев, место. Бугорок.

Вдруг, АТС резко остановился. Все разом смолкли. С него нам, открылся следующий гнетущий вид. Яркий, жёлто - оранжевый трактор, метрах в сорока от берега, прямо на наших глазах, проламывая всей своей тяжестью лёд, медленно уходил в тёмную болотную воду.

Правая от нас дверь его, была открыта настежь. Тракторист понимая, что уже всё бесполезно, тем не менее, газовал что есть мочи, надеясь на чудо. Гусеницы чистые и блестящие, словно сделанные из нержавейки, как игрушечные вращали по кругу воду. Толку от них, уже не было никакого…

Чёрный прерывистый дым, вылетал из его трубы, словно из тонущего крейсера «Варяг». Прямо за трактором, виднелась тёмная, чуть помятая с боку цистерна, которую он видимо и тащил. Если глубина позволит, то трактор сейчас легко за собой и сани, в болото утянет. Не Ладога конечно, но из болота тащить утонувший трактор, то ещё занятие. Вокруг, молча стояли и смотрели на всё это, сбежавшиеся люди.

Мы, мгновенно десантировались на улицу и подбежали ближе, насколько это было возможно. Вот один, самый шустрый подбежал и мигом подтянул неведомо откуда взявшийся длинный трос. Быстро приделал его сзади к саням, на которых была цистерна. Уже большой плюс. А трактор, тем не менее, всё глубже и глубже погружался в болотную пучину. Было, как-то нереально, смотреть на всё это, со стороны.

Глодало, неприятное чувство того, что ты совсем не властен, помочь или что-то исправить. Народ дружно   в голос, материл человека, всё ещё сидящего за рычагами. Люди махали руками, всё настойчивей призывая его бросить к такой-то матери, этот уже утонувший трактор и скоренько спасать свою жизнь. Если конечно она ему, ещё дорога.

Но по всему видно, в запарке он её, недостаточно ценил. В воздухе висело, что развязка наступит вот-вот. Ещё какие-то секунды и наступит непоправимое.  

Наконец-то он понял, что с природой, не поспоришь. Бросив в кабине все свои манатки, показался из кабины целиком. Затем как-то неловко взмахнув в сердцах рукой, без шапки, фуфайки, лишь только в крупной вязке сером свитере по горло, выпрыгнул в сторону, подальше от полыньи. Несколько человек, его тут же подхватили.

Яркое солнце, как на блюдечке, прекрасно освещало нам всю эту безрадостную картину. Жёлто-оранжевое пятно, с тёмной окаёмкой, на ярком белом фоне, прямо по центру болота, становилось все меньше. Цистерна при этом, вела себя довольно нервно, чуть подпрыгивая и неприятно скрипя. Она впрямую реагировала на то, что происходило сейчас с трактором. Испытывала, те же муки.

Вот уже, скрылся почти весь мотор. На поверхности торчала лишь только его, чёрная труба. Но, в самый последний момент, кто-то бесстрашный, всё же умудрился скинуть дышло с крюка.

И почти сразу же трактор, раскидывая вокруг себя бриллиантами сверкающие на солнце льдинки, с финальным бульканьем, ушёл почти по крышу. Занавес.  

Я был молод. И по глупости своей, Воспринимал всё это с большим азартом. Это было для меня, в диковинку. Но поглядев на лица старших товарищей, я быстро успокоился. Уж больно они, все как один, были мрачными, на вид. Трактор – всегда серьёзная боевая единица. Каждый, прочувствовал это, как свою личную потерю.

Вокруг, всё было народное. А значит и косвенно его. Рядом с чёрной дырой и торчащей из неё жёлтой крышей, согнувшись и припав на колени, плакал молодой водитель. Его вихрастые волосы, чуть болтало ветерком. Было очень грустно. Щемило сердце. Обстановка, словно у гранитной плиты.

Оказывается, трактор этот был абсолютно новый, его долго ждали. В рейс ушёл вчера, в первый раз. Кто-то доверил ему, под личную ответственность. И парню было от этого, нестерпимо обидно и больно…

Мы, молча стояли какое-то время, понурив свои головы. Но скоро, всё вокруг быстро задвигалось. Притащили, танковые троса. Парень, схватив поднесённый кем-то, откуда-то лом, стал активно разбивать им лёд за трактором, вместе с другими.

Решили вытягивать его назад. Туда где лёд толще. Принесли, какие – то брёвна. Я тоже попытался помочь. Но меня уверенно и аккуратно, отстранили в сторонку, более плечистые и знающие в этом деле толк, старшие товарищи. Смотри и учись.

Лёд, довольно быстро расколошматили и очистили сзади трактора майну. Получилась, как бы вытянутая прорубь. Выяснилось, что тонкий лёд был, только там, где торчала крыша кабины.Наверное, по центру болота, бьют ключи.

Затем, лёжа на краю полыньи, они пытались высмотреть, где находится крюк. Наконец, громко загалдели – вот, вот он. Но, тем не менее, выходило, что надо кому-то нырять, чтобы закрепить трос. А иначе, видно ничего не получится.

 Без каких либо сомнений, парень быстро разделся до пояса. Его быстро обвязали вокруг пояса верёвкой. Затем он бесстрашно нырнул в холодную воду. Делать это, пришлось ему несколько раз.

Погода была, довольно морозная и поэтому даже смотреть на него, было очень холодно. Все как один, жалели молодого, очень беспокоились за его здоровье. Ну вот. Дело сделано. Прикрепить удалось. Быстро его, чем-то обтёрли. Натянули сверху, какую-то одежду. Нахлобучили, чью-то тёплую собачью шапку. Сверху, накинули шубу. Кто-то правильный, быстро поднёс «герою», полный стакан водки. Чуть призадумавшись на секунду, парень хлопнул его, за один присест, занюхал рукавом...

Какой-то, грязного цвета трактор, быстро подъехал на край земли, где начиналось, болото. И так же быстро, уволок куда-то в кусты эту цистерну. Видимо, она была неполной. Наш водитель, объехал справа, эту 70 метровую лужу, вышел на дорогу уже с той стороны и встал первым на уход с болота. За ним, пристроился трактор, только что утянувший цистерну. Прицепился к АТС. А уже от него, трос нырял в чёрную пучину.

Мастер Николай, крепко сбитый, легко всем управлял. Люди слушали его буквально, с полуслова. Все отошли от троса, как можно дальше. Каждый, не понаслышке знал, что, к сожалению, было немало прискорбных случаев. Когда лопнувший трос, увечил или уносил жизни людей. Из полыньи, под углом торчали брёвна, по которым   по замыслу авторов, должен был выползти затонувший трактор. Водители, быстро согласовывали между собой, свои дальнейшие действия. Затем, заняли места в кабинах.

И вот команда:

- Внимание! Взревели сотни лошадей, спрятанные под капотами железных машин, готовых выдернуть коллегу из водного плена.

- Пошёл! Закричал дирижёр.

Сцепка, сходу пошла вперёд. Чувствовалось, что им вместе, делать это не впервой. Насколько ладно у них получалось. Трос, вытянулся в струну. Особенно пугало место, где он уходил в воду. Кабина дёрнулась, затем беспорядочно задвигались брёвна. Медленно трактор, под большим углом начал вылезать наружу. Как-то, не особо верилось, что трос этот, выдержит.

Напряжение вновь повисло в воздухе и, было написано у каждого из нас, на лице. АТС и трактор, словно слились в экстазе, в едином порыве. Тянули, вперёд из всех сил, как только могли, зарываясь сначала в лед, затем в снег.

Вот, уже появились вырванные чёрные земляные комья. Гусеницы, вращались безостановочно, как мясорубка. Двигатели машин, рычали в одной тональности. И тут, как бы произошло что-то, какое-то неясное действие.  

Из воды словно метеор, вылетел яркий на белом фоне, жёлто-красный огромный крюк, с куском трактора, на котором и крепился. Пролетев немало метров, по совершенно немыслимой дуге, он, звучно чмокнув, зарылся в снег. Совсем немного, не долетев до вытягивающего его АТС.

В это же время, уже вытянутый на две трети, утопленный трактор, чуть зависнув, вновь ухнул в полынью. При этом, далеко вокруг разлетелась мутная, тёмная болотная жижа. Пауза.

На арапа, фокус не получился надо действовать более грамотно. Правильно готовить полынью, брёвна ну и всё остальное. Поняв это, все сразу успокоились и опять всё задвигались. Собрали всё, что валялось, покидали в сани. Зацепили то, что до этого тащили и мирно, как ни в чём не бывало, пошли на базу. Всё было очень спокойно. Ни криков тебе, ни матов. Дежурная ситуация.

Мы же, потеряв на всё это, пару часов, направились в тундру. Тема для разговоров на ближайшее время одна - утонувший трактор. Всё же, почему не получилось, сразу его вытянуть. Каждый, отстаивал свои, проверенные временем варианты. Незаметно в спорах и воспоминаниях, прошло ещё несколько часов.

Впереди нас, была широкая река. За ней, зимняя дорога, которая выходила уже с той стороны. Воды было мало. Здесь, всегда мелко, особенно зимой. С хода, почти не тормозя, мы влетели на смёрзшийся тонкий лёд. Брызги, вместе с обломками льда, разлетелись в разные стороны.

На некотором расстоянии от трассы, в этом интересном месте, сидела небольшая группа рыболовов. Она с видимым интересом, поглядывала на нас. Их, интересовал не клёв рыбы, а напротив. Не снесём ли мы своей поднятой волной, их со льда прямо в воду.

Но всё было в пределах нормы. Лёд пучился и крошился, только рядом с трассой, буквально не более трёх - четырёх метров, от пробиваемой линии. Затем мы легко вылетели из воды в берег и, не задерживаясь, пошли дальше. Вот справа по ходу, стоит на пригорке какой - то интересный кунг, от какой - то военной машины.

Теперь это, избушка. В нём, можно всегда согреться и отдохнуть, любому путнику. Печка стол, лежанка, окна. Никаких тебе замков, на нём нет. Одна лишь проблема - дрова. Вокруг на километры, одни лишь карликовые берёзки.

Мороз в этом месте, почему-то бывает, особенно лют. Удивительная аномалия. Зимой здесь всегда, градусов на восемь, а то и десять, ниже, чем в посёлке. Но у нас в кабине, тепло. Все уже потихоньку стихли. Выговорились. Кто дремлет, кто просто смотрит вперёд, почти не мигая. Снег сверкает на солнце. Север.

В это время, по большому счёту, если не хочешь потерять зрение, обязательно нужны тёмные очки. Природа вокруг нас - сказочная. Кусты и кустики, карликовая берёза, одеты в снежную бахрому - всё это, нереально красиво. Будто сам Берендей трудился, создавая эти невиданные шедевры. В этих местах, бывает довольно много куропаток. Часто, то тут, то там перелетают они с места, на место.

Пробив, насквозь покрытый снежным инеем, плотный кустарник мы, выскочили на край большого болота и одновременно все, ахнули. Проснулись даже те, кто только что, дремал. Болото было ровное, словно футбольное поле. Снег, скрыл все его неровности, в виде ям и кочек.

Дорога, зимник по-нашему, уходила вдаль, словно прочерченная рейсфедером стрела. На ней, буквально всего в нескольких десятках метров от нас, к глубочайшему удивлению и смятению, был медведь. Очень даже крупный, волосатый и косолапый бурый индивид. Мы все прекрасно понимали, что находимся не снаружи, а в защитном рычащем металлическом сооружении. Тем не менее, было слегка страшновато. Каждый из нас, слышал немало леденящих кровь историй про медведей. Были, правда и с мрачным юмором.

Типа, осенью в сентябре, пришёл медведь к геологам на базу. Сожрал, для начала засахарившийся мед в алюминиевом бидоне. Затем, мешок сахара разорвал. Отведал с удовольствием сладкого кушанья. Разодрал своими когтищами, пополам штук двадцать банок сгущёнки. И уже уходя, на посошок заел всё это, неизвестно откуда взявшейся большой квадратной пачкой дрожжей, размером с пол батона. 

Всё это, прекрасно видел сидевший на ближайшей сосне, уже немолодой и худющий геолог, в очках. Он, в глубокой задумчивости описывал керн в ящиках, когда без приглашения на базу заявился, не званый рычащий гость. Раньше, эта высота на дереве была для него, совершенно не преодолима. Он, даже в мыслях своих, не мог себе представить, что может её, когда либо, преодолеть. Но, в сложившихся обстоятельствах, получилось всё легко и непринуждённо. Обняв дерево, он молил Потапыча, не обращать на него, ну никакого внимания. 

Молитва, слава богу, сработала. Насытившись, тот двинул с бугра прямо вниз к ручейку. Водички ему, захотелось попить. Утолить, так сказать жажду. Ну и попил он её не меряно, со сладкого - то.

Прошло некоторое время, заорал медведь на всю горную округу. Сбежался тут народ. У кого-то из них, была винтовка. Но она, не понадобилась. Когда нашли медведя, лежащего в брусничнике, он уже помер. Вздулось у него там всё внутри и перекрыло, что-то, жизненно важное...

Но наш, видно ещё не обедал. Водитель остановился. Мы, с глубоким интересом, смотрим на всё это, расширенными глазами. Как же, будут развиваться, дальнейшие события? Оружия у нас в технике, не было, а ведь зря. Миша, быстро обернётся назад, глянет в нашу сторону и вновь к нам, спиной.

При этом, какие-то странные у него были движения. Присядет, почти что приляжет. Затем вдруг, вскочит. И так, раз за разом. Затем, опять обернётся. Больной он, что ли или ранен. Если шатун, тогда - самый зверюга, тогда тоска.

Что со зверем, почему он так делает? Водила газовал и подавал звуковые сигналы. Но всё было без видимой пользы. Да он гад, нас просто игнорировал, повернувшись к нам, извините своим мохнатым задом. Не понятно, хорошо это или плохо. Как говорится, не буди лихо, пока оно тихо.

Чуть ещё, подъехали ближе. Ну, интересно же. Все мужики. Никто в кабине не визжит. Медведь, переваливаясь, нехотя отошёл от дороги, чуть в сторонку. Морда у него, была вся в крови. Весь он, был расцарапанный и очень злой.

Самый глазастый и видимо, самый умный из нас, разглядел и в доходчивой форме, объяснил народу, в чём здесь суть. Нам, только после объяснения, стало всё ясно, что здесь, в действительности, происходило. Чему мы случайно, стали свидетелями. А всего-то, произошёл обычный дорожный конфликт.

По тундре, словно скатерть стелется накатанная дорога. В такой мороз, она просто каменная, монолит. Зима была, снежная. В снегу проваливаешься, а по дороге идёшь легко, не тратишь калории. И вот, каким - то образом, появился здесь медведь. Почему, а кто его знает. Жизнь так многогранна, сразу и не угадаешь. Может, кто спугнул, может он вообще не ложился. И такое бывает.

Так вот, пошёл он не по снегу глубокому, а как умный дядя, по дороге. Транспорт здесь, ходит редко и очень редко. Расписаний нет никаких. Звук слышно издалека. Тем более медведь. Может и по запаху идёт. Везли геологи, что-то вкусное. Кто поймёт, что у медведя, в голове. 

Но в последнее время, в связи с переброской, дорога стала рабочая. По ней, туда - сюда, трактора грузы тянут. То вагончик. То буровую. То цистерну. То сани с грузом. Остановился кто-то на дороге, по делам. Чуть постоял, а сани уже на морозе, пристыли. Вот и дёргают тогда их, тросами. И бывает, троса рвутся. Люди, за ненадобностью выкидывают их там, где они порвались, то есть, прямо на дороге, по которой ехали. Не считают нужным, куда-то либо их тащить.

Вообще, рваный трос – это первый предмет, который легко наносит травму руке. Даже, если она и в плотной рукавице. Страшная штука. Проходящий следом трактор, или ползущие сани, вдавливают и чуть прокручивают своей массой, этот рваный, брошенный трос в дорогу, из плотного снега и льда. При этом, своим распушенным, словно одуванчик концом, он непостижимым образом, встаёт строго вертикально и тут же, вмерзает в дорогу. Стоит себе, как железный столб, не свернёшь.

Далее. Идёт себе медведь. Заметим, идёт никого не трогает. Вдруг посреди трассы, стоит нечто странное, витиеватое и вертикальное. Стоит как пальма, как борщевик чуть на ветерке, покачивается. Может и, нет. Вообще-то, танковые троса, довольно толстые.

Подходит к тросу, Миша. Чуть тронув, бьёт его без угрызения совести. Тот отклоняется от вертикальной оси и, возвращаясь, внедряется тонкими и чрезвычайно острыми распушенными иглами прямо в морду ничего не подозревающего медведя. Всё, приехали, конфликт создан.

Ещё минуту назад, было тихо и мирно. Но сейчас, уже идёт беспощадная война, в кровь. Сколько будет биться медведь? Да сколько угодно, пока силы есть. А их у него, как у медведя. Чем сильнее будет удар - тем сильнее, он вернётся обратно. И нанесёт, ещё больший вред плоти. Самый минимум - он вырвет волосы, кожу, мясо и усы, сломает зубы. Чистая физика, ничего личного.

Но наш Мишка, университетов не кончал, поэтому надо парня спасать. Он ведь не отстанет, пока не изойдёт кровью. А на морозе раны долго кровят, замучишься останавливать. Это как после зубов, щуки. У медведя, характер победителя. Так его мама воспитала. Надо отметить – воспитание, достойно примера и восхищения. 

Поняв всё это, начали мы снова гудеть, рычать и медленно подъезжать вплотную к тросу. Он этим, был очень недоволен. Слюна кровавая, морда вся клочьями. Хорошо ещё, хоть глаза целы. Видно, давно здесь воюет. В общем, на нас он, слава богу, не кинулся, а уступил, лишь отошёл чуть в сторонку. Водила, подъехал к месту, откуда вырос этот вредный трос. Гусеницей, грамотно раскатал его туда-сюда.

Вдавил с запасом. Так, чтобы он его оттуда, никак не выкопал. Затем развернулся и медленно поехал задом, от места данного происшествия. Всем нам было интересно, чем же вся эта история, закончится. Медведь, не мешкая, вернулся к тросу. Понюхал его несколько раз. Встал вертикально. Топнул сверху своей задней правой лапой. Следом, сразу левой, задней.

И, о чудо. Довольно быстро успокоился и мирно пошёл себе дальше, но уже, победителем по своей медвежьей дороге, по своим, медвежьим делам. Во всех его движениях, была абсолютная уверенность, в выигранной битве. При этом, назад он, даже ни разу, не обернулся и не обращал на нас, никакого внимания.

Мы же, развернувшись передом, смеясь безостановочно, продолжили свой путь к цели. Все, от души, были рады такой красивой развязке. Удачи Мишке! 

Вот, так и начиналась моя работа в геологии. Ещё не доехав до места, я глубоко погрузился в эту, интересную профессию. Впереди было, всякое. И смешное и очень грустное. Но, как правило, плохое забывается. Остаётся в памяти в основном, хорошее.

С-Петербург. 2014





Поделиться: