Развивая внимание, память, мышление, вы развиваете интуицию!
Проект «Go-Ra»
Изучение факторов, влияющих на качество решений, принимаемых
в условиях неопределенности.

Д-А | А-Д. 1995.06. Барнаул.

Семинар шел хорошо, люди подобрались интересующиеся, поэтому в какой-то момент возникла идея проверить , что будет происходить у людей с развитым воображением при выполнении учебной задачи. Мне было интересно, а сможет ли кто-нибудь повторить то, что я делал еще в юные годы (детский сад, школа, институт)?  Сможет ли кто-то,  меняя в воображении точку наблюдения, изменить свое восприятие и точно считать информацию о том, что в это время вспоминает оператор. В нейролингвистическом программировании это важнейшее качество называется "Ассоциация и Диссоциация". Оно является ключевым в темах: "Восприятие", "Поля- налево, Поля - направо", "Что приснилось Черному Королю", "Чужая Душа - Потемкин".  Напомню коротко  эти случаи: «Угадайка» (детский сад),  "Первый класс школы. Как я бросил курить", «Урок астрономии в 9 классе», «Фестиваль «Знаменка» (1983 год)».

1966. «Угадайка». Детский сад. 

Дело было в старшей группе детского сада в г. Богдановиче Свердловской области. Было мне тогда 7 лет. Мы играли с приятелем в «угадайку»: я сжимал в ладошке камешек, предварительно спрятав руки за спину, а мой товарищ должен был угадать - в какой руке камешек? У приятеля получалось через раз. А затем мы поменялись ролями, наступила моя очередь угадывать.

Поначалу результаты были практически такие же, но затем произошла любопытная коллизия: в какой-то момент я представил, что я стою напротив себя, т.е. на месте своего товарища, будто я стал им, при этом вижу себя настоящего, как бы со стороны, будто глазами своего приятеля, и я занят тем, что думаю в какой ладошке спрятать камешек. В моей голове вихрем понеслись мысли: «… в прошлый раз камешек был в левой, теперь он подумает, что я положу его в правую, а я снова положу его в левую…». Приняв решение, он вытягивает руки передо мной, я без колебаний указываю на левую – точно, камешек здесь!

Снова ставлю себя на место своего приятеля. Снова вихрь мыслей в голове: «… ну, теперь-то, он точно подумает, что я переложу камешек в другую руку, а я оставлю его в этой же руке…».

Я угадываю несколько раз подряд. Приятель говорит, что возможно мне просто видно в каком кулаке зажат камешек и поэтому он больше не будет вытягивать руки перед собой, а будет оставлять их за спиной.
Как вы понимаете, на результат это никак не повлияло, я продолжал угадывать, используя все тот же прием. Когда число попаданий превысило допустимый уровень, игра была остановлена моим приятелем, т.к. потеряла всякий смысл, нам обоим стало просто не интересно.

Подчеркну:
никто мне не подсказывал как можно решить эту задачку. Читать я еще не умел, следовательно прочитать об этом  в книге не мог, но в мире (в стране), конечно же, были люди, которые знали, каким именно образом можно попробовать действовать в такой ситуации. Одного моего желания оказалось достаточно, чтобы войти в состояние инсайта (спонтанный инсайт, инсайт управляемый). Для нас уже очевидно, что для достижения результата одного желания недостаточно, еще нужны навыки, умения, способности.

1968. "Как я бросил курить". Первый класс школы.

Курить мы научились от старших товарищей, которые были нашими советчиками по вопросам, связанным с голубями. Хорошему учатся быстро, не так ли? Если вы думаете, что мы только дым пускали ради проформы, то это было не совсем так – курили мы по настоящему, по взрослому - в затяжку. Оказывается, я приобрел настоящую зависимость  и выяснилось это очень быстро.
Однажды мы с моим приятелем соседом по коммуналке – Рафиком Галимовым, потеряли бдительность, и закурили дома в туалете. К нашему огромному разочарованию моя мать пришла с работы раньше расчетного времени. Мы не успели проветрить помещение и были пойманы прямо на месте преступления. Выводы были сделаны сразу же: я был нещадно выпорот первым, что попало матери под руку - шлангом. Родителям Рафика вечером передали радостную новость, и он пострадал тоже. 
Самое страшное случилось позже. На следующий день в школу вместе со мной пошла мама и рассказала учителям о моих подвигах. Таким образом, я оказался под "колпаком у Мюллера" - в школу меня отводили, из школы забирали, а в школе я был под надежным присмотром. Это были адские мученияЯ все время думал о том, как бы покурить. Помните анекдот: "Эх, Марья Петровна, мне бы ваши заботы". У меня началась "ломка". Хорошо, что отец не пересчитывал сигареты в пачке, т.к. утром их становилось на пару штук меньше. Я дожидался, когда родители заснут, вытаскивал одну-две папиросы из пачки, брал спички и шел на улицу, чтобы спешно выкурить свою порцию. Затем тихонечко возвращался обратно и спокойно засыпал. 
А потом наступили заморозки, предаваться своему увлечению стало не комфортно, и, однажды, уже засыпая, я сходил покурить мысленно (по сути во сне, и это было ассоциированным просмотром события)! Эффект был тем же самым, ни какой разницы не было. Ощущения, запахи, вкус сигареты – все было таким же, как и раньше, но, потом, когда я покурил и возвращался обратно в квартиру, я посмотрел на себя со стороны (диссоциация), т.е. я смотрел на то, как я поднимаюсь по лестнице в нашу квартиру на втором этаже, и, меня отпустило. К моему удивлению ни утром, ни вечером, когда я уже проснулся, я не хотел курить. Хватило одного сна (одного раза), чтобы у меня пропало желание этим заниматься. Тем более, что в это же время у меня появилось тяга к чтению, но это отдельная история. Теперь я могу не курить, а могу и курить, если обстоятельства вынудят. 

1976. «Урок астрономии». «9 а» класс.

Шел урок астрономии. Наш преподаватель Владимир Сергеевич Жеребцов (он преподавал физику и астрономию) пытался донести до нас информацию о том, с какой силой притягиваются друг к другу планета Земля и ее спутник – Луна. Он старательно выводил на доске формулу, в которой нашлось место: массе Земли и Луны, квадрату расстояния между ними, каким-то коэффициентам…

Было скучно и неинтересно. Делать было нечего, кроме как сидеть и слушать, время текло медленно. Я вспомнил историю с угадайками из детского сада. Чтобы, хоть как-то развлечься, я решил представить себя на месте Владимира Сергеевича, и посмотреть что будет: смогу ли я угадать формулу или, хотя бы, его мысли? Я смотрел в класс, когда он смотрел туда, разумеется, видел и себя, и других одноклассников. Когда он поворачивался к доске, то я видел доску, но уже не из-за парты, а с его позиции. Я пытался ощутить то, что ощущал он (мел в одной руке, тряпку в другой, то, как я стою, а не сижу). Пытался предугадать, что он скажет – я ведь не знал, какая должна получиться формула в конечном итоге. Меня так увлекло это занятие, что перестал обращать внимание на то, что я сижу за партой и смотрю на преподавателя со своего места. Я был у доски, выглядел при этом, как В.С., держал в одной руке мелок, а в другой тряпку, «говорил», как он.

В какой-то момент, мне показалось, что у меня получилось стать Владимиром Сергеевичем, но в это же самое время  он перестал говорить, остановился, по его лицу было видно, что он забыл о чем конкретно он хотел дальше рассказывать, было видно, что он пытается вспомнить, но у него ничего не получается. Все это я наблюдал уже из-за своей парты. Затем  он.сказал следующее: «…я больше 15 лет преподаю этот материал,  знаю  его на зубок, но сейчас забыл его напрочь, и не могу вспомнить, поэтому поступим следующим образом – сейчас я вас отпускаю по домам, а завтра у нас с вами урок по физике, я оторву от него несколько минут и выведу формулу до конца. Все, можете идти».

Добавлю к этому: у меня не было цели срывать урок. Мне было скучно, и от нечего делать я решил представить себя на месте (в роли) Владимира Сергеевича, чтобы попытаться понять, о чем он думает, но вместо этого он забыл то, что очень хорошо знал. Сейчас мы называем это эффектом трансляции состояния.

1983. ССО «ВЕГА», фестиваль студенческой стройотрядовской песни «Знаменка».

Шел очередной фестиваль «Знаменка». У этого была особенность: в гости к нам приехали настоящие барды. Я уже не помню откуда они были и какой КСП представляли – Свердловский или какой-то другой.   Суть не в этом. Перед конкурсным концертом выступали лауреаты прошлых лет, и мы  (ССО "Вега" РТФ УПИ) в том числе, а затем слово дали бардам. Выступил один, другой, третий. Каждый считал своим долгом сказать что-то хорошее. Вот и очередной бард перед тем, как исполнить песню, сказал несколько слов (цитирую не дословно, но по смыслу верно): «..это здорово, что вы занимаетесь таким замечательным делом – сочиняете и поете песни про стройотряды, целину, друга плечо… Ваше движение – это как маленький ручеек, который вливается в большую реку под названием – самодеятельная, бардовская песня. Вам еще многому предстоит научиться, поэтому я сейчас исполню для вас песню известного барда, такой своеобразный эталон, образец для подражания».

Сами по себе слова совершенно правильные и даже не обидные, но, честно говоря, я не запомнил ни автора, ни название песни, ни саму мелодию, т.к. она не произвела на меня должного впечатления. Более того, мне, почему-то захотелось представить себя на месте этого барда, причем, в этот раз  я делал это осознанно, предполагая какой будет результат. Было это не так уж и сложно, т.к. несколько раньше мне уже довелось стоять на этой самой сцене, но вот слов песни, которую он исполнял, я не знал.

Дальнейшее очень напоминало историю, произошедшую на уроке астрономии, только в трех актах. Бард спел первый куплет, а начав припев, вдруг, перестал играть и петь – было видно, что он забыл слова. Он так прямо и сказал об этом слушателям: «мол, извините, забыл слова, вылетели из головы, с кем не бывает, может быть, позволите мне сделать еще одну попытку? Если не возражаете, то я с разгону, т.е. с самого начала».

Ну что, мы, не понимаем что ли, с каждым такое может быть. Подбодрили товарища дружными аплодисментами и он запел снова с самого начала. Каково же было его удивление, когда он не вспомнил припев ни во второй, ни в третий раз. После второго раза ему еще похлопали, но после третьего раза он покинул сцену под гробовое молчание, успев сказать на прощание, что завтра, он все-таки ее исполнит.

«Конечно, конечно, завтра, непременно завтра», - неслось ему вслед. Но как вы, наверное, помните в сказке «Алиса в Зазеркалье» есть замечательные слова: «…завтра, никогда не бывает сегодня, ну разве можно проснуться поутру и сказать – ну вот, наконец-то наступило завтра». На завтра о нем уже никто не вспомнил. Подчеркну еще раз, Желание, поставить барда на место у меня было, а вот получится ли это у меня, было не понятно. Сейчас мы называем  это  "удовлетворением своего любопытства за чужой счет". Почему этим инструментом надо пользоваться крайне осторожно будет понятно, когда я расскажу о тех событиях, что произошли на этом семинаре. 

Справедливости ради отмечу, что на эту "Знаменку" приехало свердловское телевидение. Они снимали концерт новых лауреатов. Когда мы исполняли свою песню, то я забыл предпоследний куплет, который должен был петь один. На самом конкурсном концерте все было нормально, а здесь забыл. Поняв, что я не помню эти строки, я просто "промычал " мелодию. Как потом выяснилось мои товарищи этого даже не заметили.
Сейчас я назову эти строки в любое время дня и ночи. Вот  слова этого злополучного куплета: "Когда склонится к югу роза ветров, в зеленых волнах леса солнце утонет, и млечный путь ночное серебро, насыплет в теплые твои ладони". Слушать.

1995.06. Семинар в Барнауле. 

Разбил всех участников семинара на пары и отправил по комнатам. Поставил разные задачи для экспертов  (реципиентов), т.е. тех, кто будет считывать информацию, и операторов (индукторов), т.е. тех, кто будет вспоминать событие прошлого. Почему человек все время "пылит", в том числе, когда что-то вспоминает, и во сне, т.е. излучает поля, об этом в теме "Поля - налево, Поля - направо".
Задача для оператора: вспомнить ассоциировано хорошее событие прошлого, т.е. по возможности так, как оно происходило в реальности. Если удастся вспомнить хорошо, то это будет похоже на сон, в котором человек, находящийся в данный момент в одной из комнат профилактория «Лесная поляна», вдруг, перенесся в событие прошлого, которое во всех деталях повторяет то, что когда-то происходило в реальности. В быту это называется: «погрузиться в воспоминание».
Задача для эксперта: сначала необходимо посмотреть на себя со стороны (диссоциация), увидеть себя, лежащим в кровати. Потом перевести взгляд (внимание) на свои ступни. В этот момент должно появиться ощущение того, что ты стоишь на полу. Пошевели пальцами ног. После этого иди к кровати, на которой лежит твой напарник. Сядь на кровать, на которой лежит он, затем ложись рядом, затем тебе нужно вложиться в него (совместиться с ним, или по другому: занять то же самое место в пространстве, что и он). Затем понаблюдать за тем, что ты увидишь. Затем проделать обратную операцию и вернуться мысленно в свое тело.
После этого меняемся ролями. После того, как проделаете все то же самое, возвращаетесь в матрасник, не обсуждая, кто и что увидел, а рассказываете по очереди о своих впечатлениях.

Могу сказать, что две пары из примерно 20-25 пар получили очень интересные результаты.
Одна пара – это Марина Львовна Комарова (биолог, к.б.н., научный сотрудник) и Савченко Вера (школьница). Марина Львовна была экспертом, т.е. должна была ассоциироваться с Верой, которая вспоминала событие прошлого. Марина Львовна рассказывала первой: «Я увидела себя школьницей младших классов (1 или 2). Мы встречаем Новый Год, Я читаю стихотворение (цитирует)». Затем называет имя отчество классного руководителя Веры, и описывает ее. Описывает детское безалкогольное шампанское, которое они пили этот вечер.

Видели бы вы удивление Веры, которая это вспоминала про себя, т.е. ничего не рассказывала своей напарнице о своем воспоминании. Это означает, что взаимодействие (считывание информации) происходило на полевом уровне. А затем и Вера точно рассказала, о каком событии вспоминала Марина Львовна.
Похожий результат был еще у одной пары. У всех остальных не получилось, но в ходе расспросов выявилось две стандартных причины: в одном случае эксперт не мог диссоциироваться по отношению к себе. Другая стандартная причина: человек не мог загрузиться в свое прошлое, т.е. не мог ассоциировано вспомнить какое-то реальное событие прошлого, связанное с положительными эмоциями.
О "дуальных загрузках" (1995.05.), предшествоваших этому семинару, можно посмотреть здесь.

Когда через меня с отчетами прошли все, то картина стала совершенно ясной, и я уже не видел смысла в том, чтобы дополнительно составлять новые пары из тех, у кого получалось диссоциироваться по отношению к себе, либо вспоминать ассоциировано событие прошлого.

Эксперт-операторные танцы.

На этом семинаре мы танцевали много. Одна из задач для подобного рода танцев – это сбивание двигательных стереотипов. Если они есть, то это сразу видно. Даже в том случае, когда на площадку выходят по одному (места предостаточно, никто не мешает), а я ставлю одну за другой разные мелодии, сразу становится видно, если человек танцует однообразно. Как добиться того, чтобы за короткое время человек начал двигаться по всей площадке, причем использовал бы не только всю площадь, но весь объем, т.е. танцевал бы стоя, лежа, совершая прыжки, меняя ритм движения, и совершая самые разнообразные и неповторяющиеся движения, мы наработали  для этого ряд приемов.
Цель занятия: показать, что на эффективность полевого воздействия (трансляции состояния) влияет выполнение принципа подобия по всем компонентам формулы "11 ПИ - РЭ", в частности, эмоциональное состояние участников. Эксперты не знают, какую мелодию им поставит преподаватель. Задача для экспертов: почувствовать эмоциональную составляющую воздействия. 
Задача для операторов: подстроиться под эксперта, и только после этого усложнять свои движения, подбросить эмоций в "костер танца"
Анализ этого занятия происходит отдельно. При просмотре появляется возможность сравнить свои чувства с намерениями и действиями операторов.
Эксперт-операторные танцы можно считать начальным этапом в процессе  калибровки.
Формула успеха "11 признаков игры - рынок эмоций" (11 ПИ - РЭ). Факторы, влияющие на точность восприятия в условиях неопределенности.

После того, как я провел эксперимент, описанный выше, я решил и танцы провести по-новому. Лучшие танцоры были уже видны по предыдущим занятиям. Решил, что новый раунд эксперт-операторных танцев начну с них. Когда Андрей Остриков и Елена Косса заняли исходное положение с разных сторон зала, дал соответствующую установку на диссоциацию и ассоциацию.

Ожидал увидеть сложный красивый танец – что-то напоминающее «близнецовый режим», т.к. во время предыдущего занятия подобные эффекты происходили, но вместо этого я увидел нечто совершенно неожиданное. Во-первых, они долго лежали неподвижно, а затем практически одновременно поднялись и начали ходить по матраснику. Танцем эти перемещения назвать было сложно. Скорее это было похоже на то, что по залу совершенно не под музыку ходят два нетрезвых человека. Падали они практически одновременно, вставали тоже, но танцем это нельзя было назвать никак. Поняв, что занятие пошло как-то не  в соответствии с моими ожиданиями, остановил этот «танец», и дальше мы занимались обычными эксперт-операторными танцами.

В декабре 1995 года я узнал продолжение этой истории. Когда, закончился семинар. Андрей и группа товарищей, приехавших вместе с ним из Кемеровской области, собираются ехать домой. Подходят к машине Андрея, он садится за руль, но не может вспомнить, как ее завести, как ей управлять: включать передачи, выжимать газ, сцепление и т.д. В итоге, домой он ехал пассажиром. Когда же он пришел домой, то жена не пустила его даже на порог, сказав: "вот, где был, туда и поезжай, и возвращайся обратно нормальным мужчиной".

Прошло некоторое время. Как водить автомобиль, он, конечно же, вспомнил, но семейные отношения расстроились, семья распалась, но затем он создал другую 
У Лены последствия были более позитивными. Она занялась рекламой, затем стала начальником рекламного отдела в «АлтайПресс», а затем директором модного журнала. В 2012.01. Лена приезжала на семинар вместе с ребенком и мужем. В 2019 году Лена ушла из жизниСветлая ей память

Предупреждение для людей творческих профессий, в первую очередь для актеров театра и кино.

Это случай мне рассказала Инге Розар - профессор фортепиано и методологии в Консерватории Вюрцбурга (Высшая школа музыки, Вюрцбург, Германия), когда приезжала в Москву на открытие Инновационной Школы Исполнительского Мастерства  (ИШИМ) Веры Каменевой. Инге увлекается психологией. Принимала участие  в одном из тренингов по расстановкам, который проводил автор метода - немецкий философ, богослов, психотерапевт Берт Хеллингер. В процессе проведения тренинга Инге согласилась замещать роль матери молодого человека, который был основным действующим лицом. Подчеркиваю Инге лишь "играла роль" в расстановках. Она никогда не видела эту женщину, и до сеанса  даже не знала о ее существовании, тем более, Инге не представляла как может выглядеть эта женщина.  Важно, что она дала согласие "побыть" во время сеанса этим человеком, а еще важно, что видимо по каким-то признакам-качествам она была похожа (принцип подобия) на человека, которого замещала на площадке. Иначе ей бы не предложили именно эту роль. На площадке был всего лишь один человек, который хорошо знал этого человека (свою мать), но он рассказал о ней уже после сеанса.
Для него сеанс закончился хорошо, а вот для Ингы не очень. Уже в процессе сеанса она почувствовала боль в тазобедренном суставе (у женщины, которую она замещала, действительно, была проблема с этим суставом). После окончания тренинга боль не прошла и продолжалась несколько месяцев.

Актеры. Специфика этой профессии такова, что ассоциация с образом  персонажа (вхождение в роль) для них не является фигурой речи. Это их инструмент. Предполагаю, что некоторые актеры и режиссеры не до конца понимают как именно можно убирать  отрицательные  последствия таких взаимодействий. Поэтому привожу пошаговую инструкцию, которую мы применяли в нашем исследовании (стр. 46-47). Это модифицированная техника. За основу мы взяли работу  Линде Н.Д. "Как избавиться от головной или сердечной боли за 5 минут (и без лекарств)". М., 1999.

Техника, применяемая для устранения последствий информационных взаимодействий.

При использовании техники диссоциации, т.е. техники работы с визуальной модальностью, требуется, тем не менее, уделять внимание и другим модальностям. Многочисленные наблюдения показали, что даже в том случае, если человеку удалось диссоциироваться по отношению к своему негативному прошлому, у него все равно остаются неприятные ощущения в теле, например: тяжесть в груди, комок в горле, боли в голове, сердце и др. Для того чтобы убрать эти негативные ощущения использовалась техника работы с образами, которая выполнялась в 6 этапов:
- Конструирование образа боли (если бы можно было изобразить эти неприятные ощущения, то как бы они могли выглядеть?). Образ желательно представить справа от себя на расстоянии вытянутой руки, т.е. так, чтобы до него можно было «физически дотронуться».
- Совмещение в теле реального ощущения боли и сконструированного образа боли. Для этого человеку достаточно представить, как он прикасается к образу боли правой рукой и помещает его в то место в теле, где у него реально существуют неприятные ощущения.
- Синхронизация образа и реального ощущения. Если ощущение меняется во времени, например, его интенсивность (боль пульсирует), то в этом случае необходимо изменить какой-либо субмодальный параметр в образе, например, яркость, причем таким образом, чтобы яркость менялась синхронно с интенсивностью ощущения (боли).
- Изъятие синхронизированного образа из тела. Для этого человеку необходимо представить, что он прикасается к образу левой рукой, вынимает его из тела, и помещает слева от себя на расстоянии вытянутой руки.
- Трансформация образа. На этом этапе человеку предоставляется возможность трансформировать образ по своему усмотрению, например, сжечь или преобразовать образ во что-то более позитивное, например, растение и т.д.
- Проверка ощущения. Просим снова вспомнить событие и обратить внимание на первоначальные ощущения: изменились они или нет? Если они полностью исчезли, то на этом работу можно считать законченной. Если они не исчезли, а только изменились, то можно запустить еще один цикл с самого начала.

P.SСейчас уже понятно совершенно точно, что  ассоциироваться можно с кем угодно, и с чем угодно, но безопасно это делать можно с собой, т.е со своим прошлым. Именно наше прошлое, в том числе детские воспоминания, связанные с положительными эмоциями, являются нашим огромным ресурсом.

Подробнее о семинаре 1995.06. Барнаул.

Примечание: Более того в период с 2006 по 2010 год мы провели серию экспериментов по изучению гипнабельности, в ходе которых мы изучали эту способность испытуемых (подробнее). В числе испытуемых были и наши эксперт-операторы, умеющие выполнять демо-режимы. Все они отлично справлялись с этими же самыми задачами, которые впервые были опробованы на семинаре 1995.06..

Автор текста: к.п.н. А.Н.Чистяков.

Поделиться: