Развивая внимание, память, мышление, вы развиваете интуицию!
Проект «Go-Ra»
Изучение факторов, влияющих на качество решений, принимаемых
в условиях неопределенности.

Мишка.  

Север. Геология. Родное государство, крепко заботилось о своей безопасности, вдумчиво развивало космос, а также, сопутствующие ему, направления. Для этого, очень нужны были специальные, высокотемпературные металлы и легирующие добавки. Поэтому в те годы, в наших краях, шли довольно активные, буровые работы на редкие металлы.

Буровая – это сплав довольно высокотехнологического оборудования, работающего постоянно, в экстремальных условиях эксплуатации. Люди здесь, прессуются в очень пестрый конгломерат.

Кого тут только нет. Русские, украинцы, азербайджанцы, грузины. Широка страна моя родная. Бывало, искренне удивляешься, каким же это ветром, именно сюда, задуло этого человека. Хотя, если смотреть объективно, то в основном, люди приезжали на Север, чтобы заработать свой длинный рубль. Правда, не у всех это получалось.

Жизнь сложна и, просчитать её заранее - получается далеко не всегда и не у всех. Различия по характеру, образованию, темпераменту. Зато юмор, шутки, это, присутствует постоянно. С ними, легче преодолеть возникающие по ходу дела, трудности. А климат здесь, действительно суров.

Полярная ночь. Месяцами искусственный свет. Зимой в горах, ветра жуткие, часто пурга по несколько дней, свету белого в двух шагах, не видать. Однажды, начальнику местного КИПа, после одной из тамошних вьюг, привезли прибор измеряющий силу ветра, с застывшей стрелкой, на цифре - 60 м/сек.

Зато морозы зимой, умеренные. За 40 - это большая редкость. Но, если мороз 25 градусов, да с ветром под тридцать - это что-то, с чем-то. Но человек, так устроен, что ко всему, постепенно привыкает, перестаёт обращать внимание, на такие вот мелочи.

Вышка буровая - это на самом деле, дырявый сарай. Зимой, тепла скапливается в ней, очень немного, постоянные сквозняки. Поэтому, практически постоянно, ты находишься на улице. Хотя и стоит печка, в углу. Работали мы тогда, по четыре человека, двумя парами, четыре дня подряд. Смена -12 часов. Столько же и отдыхаешь. Но сюда входит: доставка до работы, приготовление еды работающей смене…

Бурильщик, как и положено ему, управляет самим бурением и даёт попутно, ценные указания.

 Помбур же при этом, чёрный как чёрт, весь с головы до пят, в антивибрационной смазке, делает всю остальную работу. А её там, более чем достаточно. Кроме этого, он, должен бегать в дизельную. Смотреть за её работой и вообще, всё ли там, в порядке. Дизельная – это сердце всей площадки. Очень шумная и тёплая будка на санях.

От неё, будто живительная кровь по организму, растекается по всему лагерю, электричество по кабелям. Свет на улице, в вагончике, буровой. И самое главное - энергия для бурового станка. Дизельная, всегда должна работать, без сбоев. От неё тепло и свет, в этом царстве теней.

Поэтому, кормить топливом её, нужно постоянно. А жрёт она соляры, немало. И это есть, прямая обязанность помбура. Качать нужно, ручным насосом.

Очень удобно, что всё здесь находится на санях. При необходимости, подъехал трактор, зацепил и потянул за собой салазки с грузом, куда требуется. Хоть на 30 метров, хоть за километры. Правда бывали и конфузы при перевозке, не без этого. В горах асфальта нет, одни валуны, вот их - миллионы.

Было как-то, вагончик набок лёг, очень красиво. Не забуду эту картину, открывшуюся нам с другом, сверху, через окно.

Кто–то, перед самой перевозкой, попив чайку, вылил заварку в ведро. И вот, та половина, где была рация, наши спальники, вещи, равномерно была покрыта тонким слоем спитого чая. Долго же мы его потом, выковыривали из самых неожиданных мест.

Конечно, бурильщику тоже немало достаётся. Вся ответственность, на нём. План, любая авария, выход из строя оборудования, обрыв снаряда, не дай бог травма - виновен всегда бурильщик. А что с помбура взять? Хотя, вся черновая работа - это его.

Моему другу Сане – вечно улыбающемуся, долговязому любимцу женщин, попал в напарники, молодой специалист, недавно после института. Очень контактный, весёлый парень. Вот они с ним, всю смену и работают с шуточками, прибауточками.

Мой же дед, невеликого роста, вечно ходит какой-то грустный. Всегда сам в себе. Эмоции свои держит внутри, не сильно выставляя их, напоказ. Только взгляд у него, всегда сквозь клубы дыма папиросы марки «Беломор», какой-то понимающий, хитрющий. Вот и пойми, что он конкретно, при этом имеет в виду... То ли хвалит, то ли материт.

Перевозка.

Перевозка буровой, это всегда очень здорово. Весело. Можно сказать, отлично. Новые люди.

Она бывает тогда, когда скважина уже пробурена и надо сверлить в другом, указанном месте.

На перевозку, всегда собирается куча разношерстного народу: каротажники – исследующие своими приборами пробуренную скважину, трактористы, частенько геолог, маркшейдер, мастер. Ну и мы, так сказать люди местные, буровая бригада, из четырёх человек.

Вот и сегодня с утра, у нас, организованная суета. Снаряд уже вынут, из скважины. Штанги, уложены в сани. В основном, всё подготовлено к перевозке. Так, осталось по мелочи.

Трактористы, люди все бывалые, приехали первыми и ковыряются в своих стальных конях, ждём приезда всех остальных.

Я стою, на большом красивом валуне и наблюдаю, как к нам, потихоньку приближаются две яркие машины. Это идут, каротажный Зил-131. За ним, следует вахтовка – желтый «Урал».

Первым из «Урала», вышел, наш уважаемый мастер Николай. Всегда быстрый. С первого своего шага он, привычно начал активно управлять всеми вокруг. Замыкающим, появился из кунга, неизвестный мне ранее, довольно пожилой на вид человек, в большой мохнатой светлой шапке.

Ребята, с большим уважением, помогли ему спуститься вниз, по хитрой не внушающей особого доверия, металлической лесенке. В руках у него была, какая-то тренога и ещё небольшой квадратный, зелёный чемоданчик.

Этот человек, чем-то сразу мне приглянулся. Мягкий, очень спокойный. Встречные, в знак приветствия, чуть приподнимали свои шапки. Он, благородно отвечал им тем же.

- Николай, обратился он к мастеру.

- Ну чего, времени у нас, не так много. Дай мне, пожалуйста, помощника пошустрей, да мы и пойдём. Работы куча.

- Хорошо, вон, бери Анатолия, он тут, всё знает. Лучше помощника, тебе не найти. И указав на меня рукой, переключился на трактористов.

Подойдя ко мне ближе, неизвестный представился:

- Александр Иванович, маркшейдер.

Он был, весь седой. Даже его густые усы, были белыми. Ими, он очень приятно и мудро улыбался.

- Анатолий, помбур.

- Анатолий, поможешь мне в одном, очень важном для нас деле? Надо будет, с рейкой чуток поработать.

- Да с удовольствием. Не могу больше, в вагончике сидеть. Они там, так накурили, хоть топор вешай. 

- Это точно, они это могут, усмехнулся он…

Я взял из «Урала», сложенную вдвое рейку. Положил её на плечо и мы, не спеша потопали на юг, по склону.

Вначале, я чуть убыстрил, было желание, сходу влететь на бугор. Но случайно обернувшись, увидел как две крупные капельки пота, одна за другой, прокатились по седому виску, идущего сзади. Резко осознав, что я не прав, сбросил ход. Развернулся, подошёл к нему, попросил доверить мне, дополнительно нести, нивелир с треногой. Он, с благодарность в глазах, безропотно протянул их мне. К чему слова. Видимо, предложение моё, было очень своевременным. Похоже, со здоровьем у него, были большие проблемы.

Пройдя около километра по склону, мы, наконец–то, перевалили бугор и вышли на ровное белое поле. Здесь оказался, очень приличный наст. Хоть в футбол играй, только по краям ворота ставь. Да за мячом, бежать далеко. Нога, всего лишь чуть, подминает снег.

Александр Иванович остановился, осмотрелся. Сняв свою кудрявую шапку, утёрся платочком. Затем, посмотрел в тетрадку, достал карты, что были у него с собой. Начал осматриваться и сверяться с местностью. Немного погодя, вытянув руку, изрёк:

– Туда!

И показал по ходу, чуть левее. Метров через сто, вновь остановился, опять сверил место, с картой. Не спеша, установил свою треногу. Затем, прикрепил теодолит. При этом, всё время, мурлыча какую-то весёлую мелодию. Потом, покрутил на нём какие-то, колёсики. Подозвал меня и объяснил, как мне надо действовать с ним, на расстоянии. Значит так, слушай.

- Если я, свою правую руку поднимаю, значит, ты иди вперёд, пока не опущу. Опустил - стой. Левую поднял, вернись назад, пока не опущу. Иди по ровной линии. Всё понял?

- Понял. Чего тут понимать.

Подхватив рейку, пошёл в сторону восточной горы, по намеченному пути. При этом, приходилось всё время, поворачивать голову назад. Внимательно смотреть, за его правой рукой. В каком она сейчас, находится положении.

Он, чуть согнувшись, пристально смотрел в свой прибор. И как-то при этом, очень смешно семафорил мне рукой, в своей белой и пушистой, козьей вязаной рукавичке. Словно, встречающий на перроне родственник…

Видя, что он замешкался, я втыкаю рейку вертикально в снег и скатываюсь обратно к нему.

- Александр Иванович, можно я туда гляну? Страсть как посмотреть хочется. И чего там люди только видят?

- Давай, давай.

Он, не спеша достал из внутреннего кармана папиросы, спички. Чуть поправил шапку, сползающую ему на лоб. Быстро прикрыв ладонью от ветра, зажег спичкой папиросу и, откинув голову, глубоко затянулся. Видно, что человек, получал от этого удовольствие.

Мне всегда нравились умные и спокойные люди. Сразу видно, что он, тоже из таких. Спокоен, как удав.

Получив разрешение, я закрыл левый глаз и, мягко выдохнув, чтобы ненароком не запотели очки на морозе, припал правым, к окуляру нивелира.

В нём была видна перевёрнутая цветная часть на рейке. То ли буква Е, то ли буква Ш. В общем, очень быстро я осознал, правильность слов моей мамы.

Учись, сынок, учись…

Мудро, очередной раз, улыбнувшись в свои седые усы, он предложил мне продолжить работу. Я, поинтересовался, а долго ли мне, эту полосатую доску, по горам таскать. Получил философский ответ, что как только сделаем - так и закончим. Быстро успокоился и пошёл к ней родимой, крупным шагом.

С двух сторон у рейки, были такие узкие угловатые скобы. Держать за них, было довольно легко, но несколько утомительно. Стоишь как пень, никакого творчества в работе. Хорошо ещё, сегодня ветра сильного нет.

Очень быстро я понял, что будет гораздо эффективней, передвигаться в нужном направлении, задом наперёд. В этом случае, я отлично вижу склонившуюся фигуру и его, указующую руку. И оборачиваться не надо. Так оно, было значительно удобней.

Уже, по календарю весна. День сегодня был чудесный, солнце как в Сочи. Боже, какая вокруг красота!

Белое покрывало, от самых моих ног, сбегало вниз по склону на километры, до самой тёмной полосы. Там, начинались кустарники карликовой берёзки. А ещё чуть ниже, горизонт протыкали, острые пики елей. Над ними, то тут, то там, взлетали тундровые белые куропатки. Они были, прекрасно видны на этом, тёмном фоне. Но самого звука курлыканья, к сожалению совсем не было слышно. Далеко.

Летают, словно в немом кино. А уж совсем внизу, узкой полосой, на десятки километров, меж двух массивов, расстилалось покрытое снегом, исключительной красоты древнее озеро.

Противоположные вершины, блестели, словно гигантские кристаллы алмаза, в короне. Воздух был чист, морозен, ясен и свеж.

Получив очередную отмашку, я продолжил делать, шаги назад. Мне стало нравиться, идти задом, наперёд. Но довольно скоро, я почувствовал несоответствие размаха ноги и ширины получаемого шага. Ага, осенила мысль. Это, наверно оттого, что подъём становится, всё круче. Наст при этом, стал ещё плотней.

Слава богу, замечательные резиновые сапоги, фирмы «Красный треугольник», имеют довольно крепкие каблуки. Особенно на морозе. Они превращаются сами в камень. А других тогда, не было. В них, конечно холодновато, я бы даже сказал, дубовато ногам. Но, на буровой в валенках, не походишь...

Теперь уже, каждый мой шаг, старался впечатывать с силой каблуком. Данный процесс, меня несколько увлёк, но прочеканив какое-то время, немножко утомил. Я отошёл от теодолита, на довольно внушительное расстояние и был визуально, уже значительно выше Александра Ивановича. Слов его отсюда, было почти не разобрать. Держась за ручки, монотонно передвигал свою линейку и от тоски, начал выдумывать всякое. Молодой я был…

Вот, представлю, что держу я сейчас в руках, не рейку деревянную а, к примеру, девушку невесомую. Только она, очень уж худая.

Как только это придумалось, так на ней, мысленно вообразились, какие-то тёмные и блёклые одежды. Это мне, почему то, совсем не понравилось.

Секундочку. А почему, собственно говоря, она должна быть, во что - либо одета. К лешему одежду. Пусть будет как есть, вся голая. Так-то оно, гораздо лучше. Теперь моя рейка, шириной в десяток сантиметров и ростом пару метров, начала приобретать, вполне приятные формы.

Вот здесь, покатые плечики. По ним, струились длинные шелковистые волосы. Здесь, её узкая талия, за которую, крепко держатся мои руки. А дальше. Дальше, значительно лучше.

Нижние прекрасные формы, придавали всей ситуации, очень приятный, законченный вид. Жизнь, стала налаживаться. Я, с пользой проводил, своё рабочее время, уходя всё дальше и поднимаясь всё выше. При этом, уже почти автоматически, подчиняясь руке, в белой рукавичке. Временами останавливаясь, словно конь, у водопоя.

Прошло немало времени. Наверху, начало чувствительно поддувать. Начал подмерзать. Ноги стучали, словно деревяшки…

Неожиданно для меня, ещё недавно выглядевший таким усталым и измождённым, Александр Иванович, вмиг преобразился.

Он, оставив свою треногу и тетрадь, стремглав кинулся в мою сторону. При этом, размахивая руками на ходу и что-то постоянно выкрикивая. Я же, как солдат на посту, не двигаясь, с интересом наблюдал за ним и его спуртом, сверху.

К моему удивлению, расстояние мною пройденное за это время, он преодолел за какие-то минуты.

Даже я, вряд ли смог, улучшить его результат. Он бежал ко мне, очень целеустремлённо. При этом полушубок его, колыхался в такт движениям. На бегу, из последних сил он мучительно пытался удержать на голове, свою шапку...

Наконец, я стал отчётливо слышать его слова.

- Толя, стой! Не двигайся! Стой на месте! Не шевелись!

 Слова его, были мне уже слышны. Но абсолютно не понятен был в них, смысл. К чему вся эта суета?

Я и не собирался никуда уходить. Ведь, отмашки же от него, не было! Если надо, он мог поднять левую руку и, я пошёл бы вниз к нему. Ведь у нас с ним, такие были правила…

Вот он предпринял, последний, как мне тогда показалось, самый стремительный финишный рывок. Удивительно, никогда не видел, чтобы пожилые люди, бегали в гору, быстрее. И откуда, взялось у него, столько молодецких сил?

Вдруг, увидел его застывшее лицо, огромные глаза. Удивительной глубины и выразительности зрачки. Слёту, он схватил меня через рейку за грудки и как бы, на мне повис. Ничего подобного я, не мог от него ожидать. А он, сбив своё дыхание некоторое время, ничего не мог произнести, при этом, только очень крепко держал меня и часто, часто дышал.

Сделав несколько десятков глубоких вдохов – выдохов, он наконец-то изрёк.

- Посмотри, что у тебя там, сзади!!!

Резко повернувшись, увидел прямо в нескольких сантиметрах от моих каблуков, зияющую чёрную яму.

Оказывается, он в свой окуляр на таком расстоянии, увидел эту дыру. Ещё один мой шаг, даже полшага и   без сомнения я улетел бы в этот тёмный колодец. А уже потом, следом и моя рейка, с которой я чуть ли не сроднился. Свалилась бы сверху углом, мне на голову. Мы, уже вместе, отошли на несколько метров, чуть в сторону.

- Что это такое было? Спросил я умудрённого жизнью, седого человека.

- А кто его знает. Закуривая, ответил он мне…

Тут же выяснилось, что чуть слева по склону, есть ещё несколько дыр, но все они, чуть меньшего диаметра.

Развив бурную деятельность, я сначала подполз к самой большой, превышающей метр и быстро опустил туда, свою непутёвую голову. Стёкла моих очков, в тёмной роговой оправе, немедленно запотели. Всё вокруг, стало белым, ничего не стало видно. Туман. Быстренько протерев пальцами стёкла, продолжил изучать.

Вижу, там под снегом, начинаются какие-то каменные уступы, очень похожие на рукотворные ступени. Во всяком случае, три из них, я видел отчётливо. Как будто, кто их, выдолбил. Но ниже, начинался полный мрак. Внутри на удивление, было достаточно тепло. Если сейчас на улице было градусов пятнадцать минус, то в этой пещере, явно выше: + 10-12 градусов.

Самое главное, что прямо от ступеней, куда-то в темноту, уходило какое-то, линзовидное полое пространство. Чувствовался, значительный объём. Моё зрение, стало чуть привыкать к темноте. Показалось, что кто-то там есть и шевелится. Подумал, что надо взять в вагончике шахтёрский фонарик, спуститься и всё тщательно проверить…

Но, к моему глубокому недовольству, именно в этот самый момент, закончилось и моё время.

По правой ноге, довольно настойчиво постучали. Мой опытный напарник, уже отошёл от марш- броска и был очень взбудоражен, этим, внеплановым нашим открытием. Больше всего, ему не понравились мои резкие телодвижения, на краю этой неясной, неведомо откуда взявшейся, на фоне белого снега, чёрной дыры. Может это, прямой спуск, в преисподнюю?

А если я вот прямо сейчас, туда вниз, головой вперёд, сыграю? Какая там глубина, что там – всё покрыто мраком…

Подняв голову наружу, где был яркий свет, я увидел, что дыра, в которую смотрел, да и те, что были рядом, все они, были по краям покрыты маленькими, похожими на горный хрусталь, вытянутыми кристалликами льда. Словно, зимой парит из аварийного люка. Где-то, видимо трубу прорвало…

Совершенно не приняв никаких моих доводов к сведению, Александр Иванович, жёстко взял меня под ручку и повёл под гору, к оставленному нивелиру. Моя рейка – когда-то бывшая виртуальной дамой, неуклюже тащилась рядом. Так хотелось всё разглядеть…

- Анатолий, пойми.

Объяснял он на ходу, с чувством.

- Мы с тобой, большие молодцы. Сделали огромное дело. И даже значительно больше, чем планировал. Знаешь, а ведь с тобой, хорошо работать! Я очень тобой доволен.

Потом, через паузу.

- Мне кажется, это берлога! Видел, как из неё парит. Ну, её в болото. А вдруг там, огромный медведь! Поверь мне, рейкой да треногой, нам с тобой, от него, будет не отбиться. Пошли быстро на базу, к ребятам. Там чего-нибудь, придумаем.

Он, очень быстро собрал треногу, при этом, отвёл в сторону, мою протянувшуюся руку. Затем, положил инструмент на плечо и довольно бодро пошёл в сторону вагончика. Я с сожалением покидал это, очень интересное место. Напоследок оглянувшись, зафиксировал как на фото, в памяти «берлогу» и, опустив голову, пошел за ним следом.

За бугром, убегали вниз два наших следа. Они, чем-то были похожи, на арабскую вязь. И вот, мы уже на месте.

Здесь нас, давно уже ждут. Еды у них на столе, навалом. По случаю перевозки и отлично проделанной работы, нам, подносят по пол стакана, беленькой. Народу при этом собралось, довольно много. В воздухе, тепло, жарко и очень дымно, от табака. Все одновременно галдят. В основном, уже раскрасневшиеся не от мороза лица.

Мы сказали им, что у нас, есть важное для всех, сообщение.

Всё стихло. Я тоже сижу, молчу, слушаю, что скажет им, Александр Иванович.

Он, вновь превратился в спокойного, умудрённого старца. Не спеша и доходчиво в красках, с некоторыми подробностями, очень правдиво рассказал, как было дело. Закончил свой монолог словами:

- Вот, так-то ребята. Скажи Анатолий, ведь берлога же там! Представляете, а он в неё, даже с головой заглядывал!!!??


Я, с достоинством, после некоторой паузы.

- Конечно! А что же ещё там может быть?

Пусть эта версия будет основной.

По многим параметрам, она вполне рабочая.

Так начинаются легенды, корнями своими, глубоко уходящие в историю. Пройдут годы и она, обрастая попутно бородой и подробностями, запомнится в веках…

Мысленно, все анализировали услышанное. Примеряли что да как. Сегодня, слава богу, со скважиной, плотно работают каротажники. И неизвестно когда закончат. А завтра, планируется сама перевозка. С утра, необходимо весь скарб, доставить на новое место. И вагончик и дизельную, цистерну с соляркой. Всё. Но там, увы, оказалось, что место уже, кем-то занято. По всему видно, что с осени залёг. И что нам теперь с ним делать? Все молча, уставились на Николая. Он, тоже размышлял.

Внезапно, раздался истошный, воинственный клич.

А. а. а. а. а! Да я его, сейчас завалю!

Мишка, наш шустрый, небольшого росточка тракторист, в одиночку решил устранить проблему и уговорить лохматого. На ходу, он схватил свой треух, висящий на гвозде, затем ватник. Последним, прихватил топор у входа. Выглядело всё это, довольно забавно. В дверях, чуть остановившись, спросил:

- Так, где говорите она там?

- По следам найдёшь! Со смехом хором, ответили мы с Александр Ивановичем.

Было это всё, очень даже весело. Мы, были уверены, что Мишка шутит. Ну, чуток хлебнул, вот его и повело. Покушав достойно, освободили от посуды стол и начали перекидываться в картишки, прикидывая имеющиеся варианты действий.

Вспоминали аналогичные случаи. Смех в зале. Одна история, сменяет другую. Люди здесь кроме меня, с большим жизненным и геологическим опытом. Чего только не видели. Один случай, интересней другого. Прошёл час, я вдруг опомнился и произнёс во всеуслышание:

- А ведь он ребята, не возвращается. И ведь ушёл уже давно. Не дай бог, вдруг его и вправду, медведь там загрыз?

Все как один, по команде, вскочили в полной боевой стойке.

Начали беспорядочно хватать всё, что в нашем понимании, было похоже на оружие. В первую очередь - ножи кухонные. Но их, на всех не хватило. Поэтому, прихватили ещё один топор, палки и железные ломы. Целым вооружённым отрядом, быстро двинулись на помощь, забытому в снегах товарищу.

Каждый, испытывал внутри, какую-то неприятную тревожность. Впереди, как это ни странно, бежал я, с какой-то непонятной железякой, подвернувшейся под руку, слабо напоминающее боевое оружие. Больше оно было похоже, просто на дубину. Задние, подпирали передних. Все активно сопели и, слышны были, лишь короткие фразы, типа:

- Да мы его, сейчас!

В основном, народ уже был не молод, но держал мой темп, вполне. Следы, как и раньше, уходили вверх, к пригорку. И вот, когда до бугра оставалось всего-то, не более 70-80 метров, выскочил он…

Все остановились, как вкопанные, тяжело дыша. Некоторые, даже очень тяжело.

Почему-то, многие были в ожидании какой-то смешной развязки. У всех на губах, плавала полуулыбка. Вот сейчас подойдёт к нам и всё со смехом расскажет.

Но, не тут - то было.

Мишка не шёл к нам, а стремительно бежал. Без остановки. Мимо. Будто нас и нет тут, совсем. Пронёсся мимо, прямо в сантиметрах, как скорый поезд. Глаза его при этом, были широко распахнуты и наполнены ужасом. Топора в руках уже не было. Шапки кстати, тоже не наблюдалось…

У всех у нас, были открыты широко глаза и рты. Теперь, уже замыкающим я бросился следом за Мишкой трактористом. Прибежав в вагончик и побросав всё оружие в кучу, словно в средние века, мы дружно, ввалились в половину, где находился он.

Вклеившись, в самый дальний угол, притянув и поджав ноги к себе, он смотрел на нас, не моргая каким–то, затравленным и очень неприятным взглядом.

Юмор из нас, улетучился в секунду. Все поняли, что здесь происходит, что-то неладное. Молча сели на свои места. Быстро открыли. Налили Мише, полный стакан. И в едином порыве, выпалили:

- Ты чего такой? Зверя что ли, видел?

Он, немедленно опорожнил стакан, поставил его на стол и, почти следом, не закусывая, начал свой рассказ.

- Сначала я шел, по Вашей тропе. За бугром, следы повернули налево и выше. Подошёл. Увидел дыры. Их там, несколько.

Выбрал из них, самую большую. Около неё, видел Ваши следы. Взял, в правую руку топор. Хотел обойти слева – и тут же, загремел вниз. Пролетел метра два, может чуть больше. Топор у меня, сразу куда-то пропал в темноту. Шапка кстати, тоже там. Но самое главное, это то, что меня внизу, сразу парализовало – тихо рассказывал он.

Впервые такое. Не могу ни рукой пошевелить, ни ногой двинуть. Ужас!

Никогда, ничего подобного, не испытывал. Сижу, только глазами, двигаю. Туда - сюда. Ну и слух ещё работает. Сердце в груди, вот-вот выскочит. Допрыгало, аж, до самого горла. Там, в темноте, отчётливо слышны, то ли всхлипы, то ли храпы. Поэтому ребята, мочить медведя, мне уже, совсем не хотелось. Задница моя, разом закоченела от страха. Хотя надо сказать, что там, довольно тепло, ну, почти как здесь.

Он обвёл пространство вокруг, руками. Будто, хотел всех обнять. Мы понимали его, с полуслова.

- Я то, потом умываюсь, то трясёт всего, от холода. Ступени, тоже видел. Только сейчас не вспомню, сколько их всего.

Каждый из нас, живенько представил себя на его месте, сидящего целый час без движений, в тёплом аду и с холодной попой.

- Скажи, ты конкретно, медведя видел?

Спросил самый нетерпеливый из нас.

- Нет, не видел. Там было очень темно, хоть глаз выколи. Зато, какие-то звуки, точно были. Но что это, не понять. А слышать их, просто жутко. Волосы, встают дыбом. Кошмар! Как я ещё, не поседел там?

Правой рукой, он потрепал свои, пока ещё тёмные, кудри. Он был ещё чуть не в себе, но постепенно, выговариваясь, приходил в порядок.

- Если ты, никого не видел, так чего тогда, в штаны наложил?

- А раз ты, такой смелый, иди туда сам! Топор брать не надо, уже на месте лежит. Вообще оттуда без порток прибежишь!

Послышались в разных углах, смешки.

- Хорошо.

Не унимался спрашивающий.

- А как же ты братец, оттуда выбрался? Расскажи! Каким же это, образом?

- А как влетел, так и выбрался. Просидев где-то с час, руки и ноги, стали двигаться. И я, словно Мюнхаузен, сам себя вытащил из ямы.

- Это как же? Такого не бывает!

- А ничего, не помню, ребята. Знаю только, что стена каменная вертикальная была, самостоятельно вылезти оттуда, мне очень и очень затруднительно. Я далеко не скалолаз.

- Но ты же вылез!

- Да я, похоже, просто выпрыгнул оттуда. Убей меня, не вспомню, как вылезал. Не отпечаталось в мозгу. Честно, других вариантов, не вижу. Видно, когда припрёт и не из такой ямы, выскочишь. Помню себя с момента, как бежал вниз от ямы, по склону. И как Вас встретил, тоже не помню.

Все согласно закивали.

Ну и что же теперь делать? Не докладывать же наверх, что здесь, буквально всего в нескольких метрах от планируемой площадки, спит себе спокойно медведь в берлоге и мы, видите ли, не хотим его тревожить. В самом деле, не ставить же вагончик с людьми и буровую туда, где есть живой спящий медведь. Как можно работать в такой обстановке? А если он, проснётся и вылезет. Скажите, кому понравится, когда у тебя над головой, трактора гудят, да буровая шумит. Вылезет и таких чудес понаделает, не скоро разгребёшь… Попали!

Наконец, всё это время, подозрительно тихо сидевший мастер, озвучил вслух свою идею.

- Значит так. У нас, есть три рабочих трактора. Поэтому, ничего не остаётся, как идти на него СВИНЬЁЙ!

Ты Миша, сейчас ещё чуток покуришь и на своём тракторе, заедешь на берлогу сверху. Он, должен, побежать вниз. Сможешь? Ещё нальём. Если боишься, то на твоём тракторе, поедет другой!

- Николай, я поеду! У меня там должок остался, и шапка тоже.

- Хорошо. Василий с Петром, будут снизу поджимать. Так сказать, возьмёте его в кольцо. Всем, всё понятно?

Он обратился к трактористам.

- Не боитесь? Никто не откажется?

- Всё нормально!

Был ему уверенный ответ.

- Будет наш. Куда ему от нас деваться!

- Вот и хорошо, сказал мастер. Чуть посидим и вперёд, за дело! Пошли, давай решим, эту проблему! Весной день, на Севере очень долог.

А что. Безопасность максимальная из всех, возможных вариантов. Трактор, это серьёзная защита. Железо вокруг. Да и как он рычит. На столе, откуда-то появилась бумага. Вскоре, был разработан подробный и конкретный оперативный план атаки. Трое трактористов, согласовали напоследок синхронность своих действий. Все перед делом, как положено, серьёзно взбодрились.

Наступило время Х.

Все вновь вышли на улицу и повторно, двинулись на дело. Кто едет на тракторе, кто идёт пешком. Кому не хватило трактора, разобрали по второму разу топоры и ломы. Кстати, наконец-то вспомнили и про ружьё.

Но оно, в нашем случае, могло нести лишь, психологическую составляющую. Потому, как у него, был кривой ствол.

Имелось немало версий, как всё это случилось. Только говорили, что из него, хорошо стрелять из-за угла.

Однажды ребята, долго бурили скважину на одном месте и за это время, попутно, прикормили двух зайцев. Зайцы, ежедневно питались у них на помойке и стали практически, домашними. Ну, разве что, в вагончике с ними не спали.

В какой-то момент, пришлые командировочные ребята, хлебнув лишнего и увидев, как зайцы скачут перед окном, решили пострелять их всех, из ружья. Дело тогда, чуть до большой драки не дошло.

Один из четырёх, был категорически против. Другой, держал нейтральную позицию. Остальные двое, были категорически за. Но, рабочий патрон у них был, всего один.

Главный губитель, затеявший всё это дело, удумал как в сказке, одним выстрелом, завалить сразу двух этих зайцев. Долго он готовился, лежа в снегу и ждал, когда зайцы, совместятся на мушке.

Но вот уже, курок нажат. Свершилось!

Выстрел, дым коромыслом. Когда он рассеялся, все увидели, весело улепётывающих в кусты, зверюшек. А выстрел был произведён им, с семи метров. Причём, губитель до этого, считался   вполне добротным охотником. С тех пор, на ружье стояло клеймо, как самого безопасного оружия. Применять можно только, для звуковой поддержки. Примерно, как в нашем случае.

Итак, мы снова в пути. Удивительно, но к трактористам, почему-то теперь никто не подсел. Все пешеходы, посчитали прогулку на свежем воздухе более здоровой, чем езда на тракторе. Нас безлошадных, было всего человек шесть. В этот раз, я озаботился заранее и пригрел себе, рабочий топор, с длинной деревянной ручкой.

Когда мы, вышли на равнину, трактористы уже, активно между собой, махали руками. По всему видно, оттачивали последние нюансы, перед броском.

Затем, они по команде Николая, разом сели в свои трактора. Два из них, чуть разъехавшись в стороны, медленно начали подъём.

Пришедший в себя Михаил, напоследок газанув, красиво по дуге пошёл вверх. От ямы в снегу, он прошел с сотню метров с левой стороны и выше метров на пятьдесят. Развернувшись к нам передом, остановился. Вышел на гусеницу и помахал рукой. Он, вновь был очень забавен.

Все три трактора, одновременно, зарычали!

И вот, два снизу, один сверху, идут к своей цели. Все ждут. Сейчас будет окончательная развязка. Мы замерли, смотрим на масштабную горную операцию, от восхищения открыв рот.

Внезапно, один из нас, стоявших в плотной кучке поддержки, вдруг, задал резонный вопрос.

- Ребята, а что мы будем делать, если вдруг медведь, сейчас выскочит и побежит на нас? Мы будем тоже бежать, или попробуем отбиться, а там и трактора, поспеют?

Но, не успели мы согласовать нашу диспозицию по этому поводу, как верхний трактор, управляемый Михаилом, первым достиг дыры и вдруг, весь ухнул под снег. Ушёл прямо с крышей. Только в том месте, словно от взрыва снаряда, взметнулась во все стороны, снежная пыль. Когда она полностью осела, трактора на поверхности, не было видно. Он туда, провалился!

Шок! Если бы можно было, посмотреть на наши лица!

Медведя мы, пока ещё не выкурили, а одного члена бригады перевозчиков, похоже, уже угробили. По спине, пробежал знакомый холодок. Мы, переглянулись.

Лица у всех были, белые. Отборный мат, на разные голоса, разнёсся по округе. Два нижних трактора, резко встали, затем синхронно, словно по команде, начали отползать потихоньку назад. Видимо им, не хотелось повторять манёвр, своего коллеги. Кто знает, что там за дыра и, какой она, глубины.

Это, очень смахивало на то, как во время боя, танки Т-34, не одолев рубеж сходу, медленно отстреливаясь, отступают назад. Секунды, превратились в минуты. Минуты, в часы. Время для нас, остановилось. Никому не хотелось верить в то, что эта такая, в общем, смешная история, может сейчас закончиться, чьей либо смертью.

За которую, без сомнения, ответит старший, присутствующий сейчас здесь, на этом танковом сражении.

Как метроном, в ушах застучала кровь.

Мы, ничего не понимали. Стоим словно оглушённые. Один вопрос. Почему все стоим, не выкапываем нашего товарища. На каждом тракторе, должна быть лопата! Значит их, по крайней мере, две! Да, руками будем, разгребать!!!

Все ждали отмашки. Николай же, тем временем стоял без движения, впрочем, как и мы.

Не знаю, сколько прошло времени, но событий произошло немало. Кто-то кричал. Кто-то призывал, но все стояли там, где стояли. Все были в ступоре.

Вдруг, метров через тридцать, сорок ниже провала, раздался очередной, страшный силы снежный взрыв. Во все стороны, с огромной скоростью, разлетелись комья спрессованного снега и из снежного подземелья, возник уже потерянный нами трактор.

Он проехал ещё метров десять и встал. Медленно, открылась дверь и оттуда, выпрыгнул живой Мишка.

Такой, как и прежде.

А мы его все, только что, мысленно похоронили. С души, слетел огромный камень, уже придавивший нас всех, разом. Бросились все, запинаясь к нему. Пробежав трактор «именинника»,

Я нагнулся и заглянул в получившийся снежный тоннель. Хотел туда пробраться.

Но, получивший очередной внеплановый, жизненный урок наш уважаемый мастер, немедленно свернул всю эту операцию, на корню.

Он зычно, очень властным голосом, не терпящим возражений, призвал всех, немедленно покинуть это неприятное место и вернуться как можно быстрее, в вагончик.

Запретил, кому либо, приближаться близко к этой огромной, снежной дыре. Меня, к сожалению, это касалось, в первую очередь.

Прибыв на место, Николай тут же вышел по рации на диспетчера, сообщил, что перевозка по ранее определённым координатам, невозможна. Более того, необходимо немедленно изменить планы и идти в противоположную сторону. На что, к удивлению всех присутствующих, было получено немедленное согласие. Все знали, какие долгие согласования, бывают в подобных случаях…

Счастливые, мы снова сели за стол и очень серьёзно отметили новый день рождения, тракториста Мишки. Он сегодня, дважды мог получить инфаркт. Кроме этого, имел прекрасную возможность, остаться надолго, в плотных слоях снега.

Но Мишка, в отличие от Мюнхаузена, дважды сегодня вытянул себя за волосы, на свет божий, из одной и той же, малопонятной ямы.

Итак, началось…

- Когда я пошёл вниз на «берлогу», то естественно не ожидал того, что снова провалюсь. Всё произошло для меня неожиданно. Я молил, чтобы при падении в яму, нога, не свалилась с газа. В кромешной тьме, давил из всех сил, на педаль. Вот она меня и вывезла.

За это дело, мы выпили. Итак.

1.Удачно, что не заглох сразу двигатель. В этом случае, трактор был бы, вмурован в спрессованную толщу снега.

2.Удачно, что Михаил не задохнулся от выхлопов. Это просто удивительно. Куда ушли выхлопные газы?

3.Интересно, где при таких оборотах, двигатель брал воздух?

По всему выходит, что там, под снегом есть очень большая полость, с воздухом. В ней, оказывается, легко может поместиться не только медведь, но и несколько тракторов.

На утро, перевозка всё же, состоялась. Она продолжалась почти целый день, до самого вечера. Естественно, закончив перевозку, мы отметили и это. Трактора уехали сразу. Уже ближе к утру я, закончив свою смену, пошел пешком в сторону дома, не дожидаясь вахтовки, которая придёт только через двенадцать часов. До автобуса на промплощадке, лежал путь километров в десять, двенадцать, по горам.

По разбитой кривой тракторной колее, идти было крайне неудобно. Передвигаться по целине – просто не возможно.

Закончилось эта история, монументально!

Не доходя до речки, под красивым названием Азимут, я увидел странное сооружение. Справа по ходу, высился огромный, плоский камень. И вот на нём, как уникальный рукотворный памятник, возвышался хорошо известный мне по вчерашним манёврам, трактор Мишки.

Левая дверь его, была настежь открыта. С огромным трудом, при помощи эквилибристики я всё же, забрался сначала на камень. Это было, доложу я Вам, очень даже не просто. Еле влез внутрь, но хозяина там, не нашел. Спрыгнул вниз с немалой высоты, обошёл всё вокруг.  

Видел я за свою жизнь, немало чудес на этом свете. Об этом здесь и повествую, но трактору, находящемуся на валуне – постаменте, по десятибалльной шкале, я поставил бы, твёрдую десятку.

Специально забраться на него, да на гусеничном ходу - абсолютно не реально. Точность попадания, несколько сантиметров. Даже при помощи крана, это было бы сделать, крайне проблематично.

Тем не менее, вопреки абсолютно любой логике, трактор Михаила, стоял здесь и сейчас, прямо передо мной, как фактический памятник, нашему бесшабашному люду, с лёгкостью вляпывающемуся в совершенно невообразимые ситуации…

Кольский - Питер



Поделиться: